lugapoisk

Форум Лужских поисковиков


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

ХУЗЕМАНН "ИСКРЕНЕ ВЕРИЛИ " КНИГА 1( электронный вид и превод предоставил ЮРИЙ)

На страницу : 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 2]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Фридрих Хуземан.

ИСКРЕННЕ ВЕРИЛИ

История Полицейской дивизии СС
(4-я Полицейская бронегренадерская дивизия СС)

Книга 1.
1939-1942


Friedrich Husemann

Die gute Glaubens waren

Geschichte der SS-Polizei-Division
(4. SS-Polizei-Panzer-Grenadier-Division)

Band 1
1939-1942

3. Auflage NATION EUROPA Verlag, Coburg, 1999.
ISBN 3-920677-35-3

[42]
V. НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ И ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ ПОД ЛУГОЙ/


Занятие исходных позиций.

Итак, с 28.07 дивизия была подчинена 56-му армейскому корпусу. Во второй половине дня 30.07 походное движение по шоссе продолжилось. 4-й дивизион артиллерийского полка проследовал из Заполья по соседней дороге через Шереги – Бор – Поддубье в окрестности Волосковичей. 1-й дивизион снова ночью был на марше [43] и около полуночи угодил под огневой налет русской артиллерии. «Теперь враг прямо перед нами. Все тихо и спокойно. Около 9 часов 31.07 мы пережили первую бомбежку, около 11:30 последовала еще одна. К 18:00 мы сменили 8-ю танковую дивизию и заняли огневые позиции к западу от шоссе» Здесь же до дивизии впервые донеслись требования сдаться – из вражеских листовок. Разумеется, напрасный труд.

Пехота сменила здесь передовые части 8-ой танковой дивизии: справа 1-й полк, усиленный одной саперной ротой, сменил боевую группу Шеллера [Scheller], а слева 3-й полк, также усиленный одной саперной ротой, сменил боевую группу Гризолли [Grisolli].

Правым соседом является 3-я моторизованная пехотная дивизия (ПД), граница с ним проходит по озеру Врево, через Задубье к северной оконечности Череменецкого озера с селом Ропти, и дальше на север через Естомичи к Тусково [Tuskowo]. Старая Середка и Кут на возвышенности у перешейка между озерами Раковицкое [Rakowitzkoje] и Врево заняты неприятелем. Перешеек перекрыт неприятелем.

Левым соседом является 269-я ПД, про которую накануне говорилось: «В течение дня 31.07 оттеснит неприятеля, находящегося северо-восточнее Заполья, вплоть до линии Ильжо [Iljishe] – Проройе [Proroje] – Враги [Wragi]» Вражеские атаки с использованием танков против северной группы 269 ПД были успешно отбиты. Граница с 269-й ПД проходит от деревни Лопанец (Полиц. СС) через озеро Дубровка – Стояновщину (269) – вокзал г.Луга (Полиц. СС) – Толкова [Tolkowa](269).

Передовая линия, которую введенные в действие полковые группы приняли у предшественников, проходит от холмистой местности в 1 километре севернее Домкино на озере Врево, через высоты в 1 километре севернее Новой Середки и до домов в 2 километрах севернее Лопанца.

Разделительная линия между 1-м и 3-м полками:
Зех [Sech] (2 километра юго-восточнее Шильцево) – Новая Середка (3 полк) – восточный берег озера к западу от Раковиц – восточный берег озера Большие Талони – Луга – Нов.Крупели (3 полк).

Разделительная линия, проведенная таким образом, позволяет разгадать план. Первый полк должен прорваться через заграждения на перешейке между озерами у Старой Середки, шириной около двух километров, которые на всю длину оснащены глубокими противотанковыми рвами и сопутствующими укреплениями, чтобы затем [44] уже достичь полосы наступления между Раковицким озером и северной частью Череменецкого озера.



Последний раз редактировалось: tanakosan (Вс 8 Янв 2012 - 21:46), всего редактировалось 4 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Разведывательный батальон 30.07 находился уже на марше через Городец на Люблино, неподалеку от нижней оконечности южной части озера Врево. По-видимому, на него возлагалось охранение местности, расположенной южнее. До 02.08 им было взято множество пленных, а при прочесывании местности протяженностью 14 километров вдоль шоссе от Городца до Заплюсья дело дошло до боевых столкновений, в которых батальон потерял одного человека убитым и троих ранеными.

Независимо от остальных событий, поначалу, вплоть до 10.08, до дня большого наступления, разведывательный батальон использовался здесь, на перешейке между озерами, для особых задач. Это же относится и к периоду после 10.08, вплоть до 19.08, когда был нанесен удар на север и установлено соединение с 1-ым полком, который в это время наносил удар с севера на юг через перешеек между озерами.

Теперь бросим еще один взгляд на пехоту. После проведенной смены войск она наконец-то стояла на передовом рубеже. Собственно, поначалу для нее это было погружением в лес, здесь перед ней не было ничего, кроме леса, который простирался во всю свою ширь. Лес, который охватил ее со всех сторон и грозил ее сковать.

Цели – города Луги - не видел никто. Ни командир полка, ни рядовой боец не видели ничего, кроме начала дистанции длиной примерно десять километров, отделявшей их от города. Командиры частей имели хотя бы карты, на которых значились иноземные географические названия, но никто еще не знал, какие из этих названий могут оказаться важными для них.

Перед участком 3-го полка, на некотором отдалении, с запада на восток, то есть поперек направления наступления, протекал ручей, на котором стояла водяная мельница. Разведгруппы установили, что ложбина, по которой протекал ручей, оборудована противником как оборонительная линия. Ее мощность было трудно оценить, поскольку не удавалось подойти к ней достаточно близко. Между этим вражеским передним краем, который был первой целью наступления, и нашими позициями лежала деревня Кут, которую неприятель оставил без боя. Там, где на западе мельничный ручей пересекала железная дорога, находились Смерди, большое село. О том, что находилось за ручьем, опять-таки командирам частей были известны только географические названия.

Началось с линии бункеров на мельничном ручье. Поначалу 3-й полк медленно продвигался к ней. Нигде на этом участке [45] не нашлось места для оборудования артиллерийского наблюдательного пункта. Поэтому артиллерия поначалу была прямо-таки «слепой».

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Поэтому дивизия и полк стремились к тому, чтобы занять выгодные исходные позиции для запланированного на ближайшие дни наступления. К середине дня 01.08 линия сторожевого охранения задействованного на правом фланге 2-го батальона 3-го полка под командованием капитана Конопацки [Konopacki] пролегала уже в 800 метрах южнее деревни Кут. Один из взводов 5-й роты, получив сообщение разведгруппы, что Кут свободен от неприятеля, выдвинулся в западную часть селения.

В результате наступления 3-го батальона 3-го полка под командованием капитана Рефельдса [Rehfelds] противник отошел севернее дороги Кут – Смерди. Разведывательные группы, задействованные на левом участке, 02.08 столкнулись с более мощными вражескими силами и обнаружили у водяной мельницы вражескую батарею и деревянные блиндажи. Командир полка принял решение 03.08 провести разведку боем, наступая на всем участке полка. В результате операции должна была быть достигнута линия по обе стороны от водяной мельницы. На левом участке была задействована одна усиленная рота, на правом участке – три роты. Наступление не привело к желаемому результату. Однако оно дало ясность о прохождении вражеской передовой линии и о неприятельских силах. Противник засел на хорошо укрепленных позициях, которые были обильно оснащены тяжелым оружием. Допросы пленных подтвердили эти выводы.

6-я рота должна была наступать от Кута на три километра на север. «Это было наше первое наступление – так пишет обер-ефрейтор Шель [Schehl] из этой роты – и вскоре мы достигли леса, в котором впервые попали под огонь. Насколько для нас безобидным казалось наше наступление поначалу, настолько сильно мы были ошеломлены, когда через несколько минут после начала движения оказались на маленькой поляне напротив замечательно замаскированной линии долговременных огневых сооружений». После того, как первые стрелки показались на этой поляне, начался убийственный оборонительный огонь. Потери были велики, и роте пришлось отойти обратно к краю леса. Добровольцы трудились несколько часов, подбирая раненых товарищей.

3-му батальону 3-го полка наступление также принесло одни потери вместо намеченных успехов. 3 августа оказалось «черным днем» для 3-го батальона. Было очень жаль убитых и раненых, а также первых [46] пропавших без вести, про которых никто не мог сказать, в каком месте необозримых лесных зарослей они остались…

Жаркий день на батальонном перевязочном пункте.

Старший врач др. Гшнайдингер [Gschneidinger] , тогдашний батальонный врач, человек, с которым со временем пришлось познакомиться многим боевым товарищам, причем не только из пехоты, годом позже ставший адъютантом дивизионного врача, и который, будучи врачом, носил пехотный штурмовой знак, предоставил обстоятельный доклад о событиях этого дня с его точки зрения:



Последний раз редактировалось: tanakosan (Вс 8 Янв 2012 - 20:59), всего редактировалось 1 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
«3 августа! Около 2:00 часов ночи на совещании по боевой обстановке на 4 часа утра было назначено начало наступления на укрепленные вражеские позиции. По окончании совещания мы улеглись рядом с нашими укрытиями, вырытыми на скорую руку вечером на сырой равнине, и попытались еще немного поспать. Но это не очень-то удалось. В утренних сумерках роты двинулись на исходные позиции. День обещает быть чудесным, но от поднявшегося приземного тумана ужасно холодно. Однако к 4 часам солнце уже высоко стоит над горизонтом. Спереди ничего не слышно. Вот – внезапный шум боя! Стучат пулеметы, перемежаемые выстрелами вражеской артиллерии. Два часа проходят в напряженном ожидании. Взгляд снова и снова прыгает на ручные часы, но не происходит никакого движения. Между тем становится по-летнему тепло, сияющее голубое небо поднимается куполом над нами. Тут кто-то вспоминает, что сегодня же воскресенье. Пока мы делились комментариями по этому поводу, мы увидели впереди медленно идущего к нам офицера. Это передовой артиллерийский наблюдатель, его рука на перевязи. Сквозное ранение в плечо вывело его из строя. О подробностях он смог рассказать совсем немного, но, похоже, что там чертям тошно. Пока мы занимаемся перевязкой раненого офицера, санитары приносят на носилках другого бойца. Тяжелое осколочное ранение легкого. И дальше пошло! Сначала двое, потом пятеро, потом семеро, и со всех сторон они стремятся на перевязочный пункт, кто-то с трудом добирается сюда пешком, кого-то приносят на носилках, сделанных из чего попало. [47]

Разносятся дикие слухи. Якобы командир батальона тяжело ранен, начальник штаба убит. Все рассказывают по-разному. Но только в одном можно быть уверенным: к сожалению, наше наступление отбито. Между тем приток раненых становится необозримым. Санитары или боевые товарищи укладывают их прямо туда, где есть место. Кажется, что у всех только одна мысль: наконец-то оказаться на перевязочном пункте. Вот лежит кто-то с тяжелым огнестрельным ранением в живот, рядом с ним другой держит на перевязи раздробленную руку на временной шине, там еще один корчится от боли – снарядный осколок оторвал ему полноги – а там дальше опускается на землю кто-то с перевязанной головой. Батальонный врач и его фельдшер здесь перевязывают, там помогают, в это время санитар-помощник пытается вписать имена раненых в списки установленной формы. Тут кто-то просит воды, а рядом нужен обезболивающий укол или прививка от столбняка. Между тем надо менять пропитавшиеся кровью повязки и накладывать шины на конечности, а здесь тяжелораненому нужно доброе, успокаивающее слово. Перевязочные материалы во все возрастающих количествах извлекаются из санитарных припасов, а пустые ампулы для инъекций десятками валяются на земле. Мотоциклист на мотоцикле с коляской отправлен с поручением привлечь врачебное подкрепление и через полкового врача вызвать санитарную роту.

Притоку раненых все еще не видно конца. Боже мой, весь батальон перебили, что ли? Куда делись все так хорошо составленные планы по устройству перевязочного пункта, по сортировке пострадавших на легко- и тяжелораненых, по оказанию медицинской помощи - неотложной и второй очереди? При таком наплыве [раненых] все это неизбежно оказывается сухой теорией. И поэтому необходимы быстрые действия, если не хочешь, чтобы врачебная помощь приходила слишком поздно. Должно быть достаточно одного быстрого взгляда, чтобы составить себе общее представление.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Вот, слава Богу, мотоциклист возвращается, он привез с собой обоих врачей из другого батальона, а также докладывает, что санитарная рота уведомлена. С тремя врачами дело пошло уже легче, и вскоре даже удается составить целостную картину. [48] Между тем солнце безжалостно припекает, и поэтому многих требуется переместить в затененное место. Легкораненые и ходячие собраны в отдельном месте. Неожиданно тут же оказывается командир батальона, с повязкой на лице, совершенно промокшей от крови. Он самоотверженно уступил преимущество тяжелораненым и сам еще заботится о товарищах, одних успокаивает, других как-то подбадривает.

Только где же санитарная рота? По времени она уже давно должна быть здесь. Насколько же проблематична вся работа на перевязочном пункте, когда не функционирует нормально быстрая эвакуация!

Наконец – нам это время кажется бесконечным – с той стороны показываются первые санитары со своими носилками, а за ними подъезжает моторизованная санитарная повозка. По пути сюда она попала под огонь русских, но все обошлось благополучно. Только немногие раненые смогли отправиться этим первым рейсом. Это иногда трудно и несколько жестоко – объяснять, что здесь все должны следовать суровым законам, и что многим придется еще подождать в интересах остальных… 91 нашему товарищу в этот день потребовалась врачебная помощь, некоторым из них даже и врач не смог помочь…»

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Наступление на Лугу с 10 по 24 августа 1941

Большое наступление на Лугу, назначенное на 07.08, буквально как в воду кануло. Дождь лил как из ведра. Только 09.08 около 16:30 пришло кодовое слово «Берлин», сигнал к наступлению на Лугу. Итак, днем «Х» должно было стать 10 августа, в этот день «56 АК наступает на противника по обе стороны от Луги с направлением главного удара западнее Луги, а затем наносит удар севернее Луги, используя переправу через реку Луга».

Общий обзорный доклад начальника штаба 2-го полка, капитана Радтке [Radtke] о ходе наступления на Лугу облегчает ориентирование:

Дивизия, находясь в составе 56-го АК под командованием командира дивизии, генерал-майора Мюльферштедта [Mьlverstedt], в утренних сумерках после артиллерийской подготовки двумя полками передовой линии перешла [49] в свое первое большое наступление в России. Дивизии удалось захватить вражеские укрепления севернее села Смерди и прорваться в глубину главной полосы обороны. В течение всего дня шли свирепые наступательные и оборонительные бои против русских элитных войск. Неприятель снова применил здесь тяжелые танки. Используя благоприятную для себя лесистую местность и хорошо замаскированные, оснащенные ДОТами полевые укрепления, неприятель сумел к наступлению темноты остановить дивизию. Потери в дивизии были высокими, но вражеские потери были многократно выше. Возможно, использование [этой] ночью резервов позволило бы добиться окончательного успеха, но оно не состоялось ввиду тактических соображений командования соединением. В последующие дни перед дивизией стояла задача сковывать противника локальными атаками и расширить на восток за шоссе прорыв в его позициях, поначалу имевший вид [узкого] клина.

Между тем руководство соединением проводило перегруппировку таким образом, что прежние участвовавшие в наступлении дивизии были сменены и сзади линии фронта переведены на участок у Удрайки, восточнее шоссе на Ленинград. Перед переброшенной туда же полицейской дивизией СС стояла задача: после проведения фронтального притворного наступления на участке у Удрайки обойти вражеские позиции на этом участке, чтобы затем повернуть на север и взять город Луга наступлением с восточного берега Луги. Неприятель был захвачен врасплох продолжающимся сковыванием вражеских сил на прежнем направлении наступления к западу от шоссе и переносом направления главного удара на участок к востоку от шоссе. В дальнейшем дивизии удалось при помощи надлежащего применения артиллерии и при помощи ложного наступления на участке у Удрайки, захватить врасплох неприятеля на ограниченном участке. Участок у Удрайки был полностью разгромлен уже в первый день наступления, что стало возможным благодаря фланговому наступлению дивизии, особенно наступлению 2-го полка под командованием полковника Шульце [Schulze]. При этом наши потери были относительно низкими, а вражеские потери (особенно пленными) – высокими. Уже в утренних сумерках второго дня наступления полки сразу же хорошо продвинулись вперед. Несомненно, неприятель попытался перегруппироваться, но он с трудом мог оставить участок западнее шоссе, по причине натиска задействованных там дивизий. Уже на второй день наступления дивизии (во главе [50] со 2-м полком) удалось проникнуть в Лугу и взять Лугу. Тем самым было открыто шоссе на Ленинград. В числе убитых дивизия оплакивала своего дивизионного командира.

Вот, в общем и целом, короткий общий обзор.

Нет недостатка в документах, сообщениях и описаниях этого первого крупного боевого применения дивизии в русской кампании. В их числе сохранившиеся заметки унтер-офицера Рихарда Вальперта [Richard Walpert], «командира посыльных 1-го батальона 3-го полка», который в следующей главе ярко описывает происходящее:

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Кут – Смерди – Стояновщина.

«Собирайся!» Заспанные и озябшие, мы встаем. Хоть бы было посветлее, а то темно, как в заднице! В этот утренний час 10 августа 1941 можно услышать множество еще менее любезно звучащих солдатских выражений, если сборы слишком затягиваются. Между тем батальонные посыльные спешат в расположенные неподалеку роты, и ровно в 0:30 батальон начинает выдвижение на исходные позиции, соблюдая все меры предосторожности. Вскоре забрезжил рассвет, и его жизнерадостно приветствуют пробудившиеся птицы. Только мы с нашими намерениями никак не соответствуем пока еще мирному окрестному пейзажу. «Что нам принесет сегодняшний день»? – наверняка каждый из нас задумался над этим вопросом.

Около 3:50 мы без инцидентов добрались до района сосредоточения. Командиры рот еще раз получили короткий инструктаж об обстановке от командира батальона. Рукопожатие: «Ни пуха ни пера, господа»! Каждый отправляется на свое место и в течение следующих минут напряженно выжидает.

В утренней тишине наконец-то раздается гудение моторов. Через минуту в небе появляются немецкие бомбардировщики, которым, невзирая на средства противовоздушной обороны, сразу же задействованные русскими, удается послать свои металлические приветы на предписанные цели. Кажется, будто земля начинает ходить ходуном, а оглушительный грохот разрывов дает нам возможность представить себе воздействие этого воздушного налета. Затем слово берет наша артиллерия и засыпает железным градом вражеские позиции, которых мы, правда, пока еще не видели. [51] Пулеметная рота, занявшая позиции на краю леса рядом с перекрестком дорог, поддерживает пулеметным и гранатометным огнем начавшееся тем временем продвижение стрелковых рот. Теперь кажется, что открылись врата ада. Русские со своей стороны непрерывно стреляют из своих полевых укреплений, расположенных настолько хитроумно, что засечь их очень трудно. На четвереньках мы пробираемся через густой подлесок. Посыльные неотрывно находятся здесь же, поддерживая связь с соседними ротами и с командным пунктом батальона, что является нелегкой задачей в этой почти что непроходимой чащобе. Достается работа санитарам, и тут погибают многие наши товарищи.

Настало примерно 10:00 часов, когда роты дошли до первой цели наступления, линии бункеров западнее водяной мельницы и северо-восточнее дороги Смерди – Кут. При помощи ручных гранат и в рукопашных схватках бункеры один за другим подавляются и захватываются. Здесь же мы получаем первое знакомство с коварными минными полями. Батальон собирается вместе во время наступившей затем паузы в бою. На краю леса мы ищем защиты от полуденного солнца. По-товарищески делятся остатки содержимого полевых фляжек, перевязываются мелкие раны, которые зачастую в пылу боя оставались незамеченными. Почти у всех нас разодранные штаны, как особая памятка об этом лесном бое. В одной из групп кто-то обронил слова «зеленый ад», и они стали для нас в ближайшие недели привычным понятием. Здесь и там бойцы обмениваются рассказами о приключениях недавних часов. Другие используют перерыв для короткого сна.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
После краткого командирского совещания батальон выступает снова. По узким, проложенным нами самими лесным тропинкам батальон идет вперед, боец за бойцом. Тишина леса, которую так приятно было всем ощущать после грохота утреннего боя, уже спустя короткое время взорвана русской артиллерией, осыпавшей край леса крупнокалиберными снарядами. Очень часто нам приходится утыкаться носами в мягкую лесную почву. Прямое попадание в минометный расчет привело к тому, что он полностью выбыл из строя. После того, как мы преодолели пространную заболоченную местность, приказано: «Стой!». Нам остается еще только 1500 метров до следующей цели наступления – высоты у деревни Стояновщина. Высланная разведгруппа докладывает, что деревня и [52] высота заняты крупными русскими силами. В деревне замечены танки. Наступать без противотанковых орудий, которые невозможно провести по узким лесным тропинкам, слишком рискованно, тем более что уже начинает смеркаться. Поэтому батальонный командир приказывает вернуться назад к озеру и занять там круговую оборону. Песчаный грунт облегчает выкапывание щелей. Теперь для всех становится ощутимым голод. Поскольку подвоз питания невозможен, приходится использовать «неприкосновенный запас», чтобы заставить замолчать ворчащие животы. После этого о своих правах заявляет усталое тело. Завернувшись в плащ-палатки, мы вскоре засыпаем, несмотря на ощутимый ночной холод»

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Смерть генерала

Что случилось в ранние часы 10 августа 1941, когда началось наступление? Почему командир дивизии сел в свой открытый вездеход, чтобы выехать на передовую? В том, что все в порядке, он уже убедился накануне вечером: он побывал на некоторых командных пунктах, поговорил с командующими и командирами рот, осмотрел огневые позиции артиллерии. В это утро, когда он уже отъезжал, прямо из Берлина прибыли курьеры Главной службы: Хойер [Heuer], Кляйн [Klein] и Тунерт [Thunert]. На их донесения генерал отреагировал словами «Давайте, со мной!» По-видимому, его не интересовало, что они ему привезли. Кое-кому помнится, что командир был разозлен запросом «сверху»: почему дивизия до сих пор не заняла Лугу? А как она могла бы это сделать? Разве что, действуя в одиночку, еще до общего выступления? Вероятно, генерал-лейтенант Мюльферштедт очень хорошо понимал обстановку и лучше, чем линейные командиры на своих отдельных участках, знал, насколько сильно неприятель укрепился на всем рубеже. В каком-то месте нужен был прорыв фронта – и он просто хотел подтолкнуть к этому своим присутствием. Севернее села Смерди не было ни дорожки, ни тропинки. Вероятно, командир полагал, что на этом несколько выдающемся вперед участке фронта схватка может стать особенно тяжелой? Во всяком случае, он отправился именно туда. [53]

Послушаем сообщение очевидца:

«Генерал Мюльферштедт застегивает на себе маскировочную куртку, утро холодное, несмотря на высоко стоящее солнце. Капитан Шнаппауф [Schnappauf] садится в машину, и поездка начинается. Когда артиллерия открывает огонь, экипаж уже перемещается пешком, потому что незадолго до этого машину пришлось остановить. «Стой, зона видимости неприятеля!» В направлении неприятеля шелестят снаряды, сзади слева реактивные минометы «Nebelwerfer» выстреливают широкую настильную дымовую завесу, которая с шипением, визгом, а затем с грохотом двигается в сторону неприятеля. После мгновения тишины огонь продолжается. Из хлебных полей, из кустов, из лугов и лесных зарослей бойцы выскакивают вперед. И среди них генерал. Навстречу наступающим свистят пули. Пулеметы, автоматы и ручные гранаты поднимают адский шум. Исходные позиции находились вплотную к неприятелю. Первые группы залегли в укрытия, чтобы получить возможность оглядеться и перевести дух. До них доносится призыв: «Вперед, парни!». С изумлением один из них узнает, кто это кричит. «Люди, генерал!» - и вот призыв разносится [по полю боя], и они идут дальше. Перед ними край леса, в котором могучие ели поломаны взрывами снарядов, как спички. Навстречу наступающим выходят, пошатываясь, несколько русских. Они не атакуют, они сдаются в плен с поднятыми руками. Потом свинцовый дождь из пулеметов снова начинает барабанить навстречу атакующим и вынуждает их залечь. Там, где показывается стальная каска, где передвигающихся ползком бойцов выдает движение колосьев или дрожь листвы на кустах, пулеметные очереди поливают листву и ниву. Вражеский огонь парализует наступление, оно теряет силу, может остановиться.

Генерал тут же оценил обстановку. Он вскочил с места и хочет подать личный пример. «Вперед, парни!» Кто кричит – не имеет значения. Важно, что один увлекает за собой других – это сила природы. Так лейтенант может воодушевить рядового – а генерал целый батальон. Пошли вперед! Теперь на мгновение генерал прячется в укрытие, смотрит в сторону врага и кричит ближайшему пулеметчику: «Держи огонь туда, где эти елки!» И пока в указанном направлении наносится длительный огневой удар, генерал Мюльферштедт снова идет дальше в атаку, в небольшую ложбину, покрытую ольшаником. Там он опускается на колени, чтобы осмотреться. Сопровождающий офицер, лейтенант Раймер [Reimer], лежа совсем рядом [54] с ним на земле, перезаряжает автомат новым магазином. Когда поблизости занимает позицию миномет, генерал снова поднимается во весь рост. Еще раз раздается его звонкий голос: «Вперед!» - и тут рядом над землей полыхает яркая вспышка, и взрыв бросает генерала на землю. Осколок снаряда сразил его в грудь. Другой осколок [сразил] рядового Дреке [Dreke]».
Один унтер-офицер и трое рядовых отнесли командира дивизии в Ильжо Пророге [Ilishe Proroge]. Там располагался главный перевязочный пункт 2-й санитарной роты под командованием старшего врача д-ра Отта [Ott]. Когда бойцы принесли свою ношу, единственное, что смогли сделать врачи – это констатировать смерть.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Стояновщина.

11 августа оказалось памятным днем для 3-го полка. Достигнутый накануне успех – прорыв 1-го батальона 3-го полка через систему долговременных огневых точек к западу от «мельничной позиции» - был развит этим батальоном и 2-м батальоном 3-го полка, дополнительно подтянутым для его поддержки, и увенчался взятием Стояновщины и высот к востоку от поселения.

События этого дня и последовавшего за ним дня 12 августа нашли свое отражение в записях дневника боевых действий, которые настолько непосредственно переходят одна в другую, что едва ли возможно вставить между ними комментарии.

«11.08.41
Для усиления 1-го батальона подтянут 2-й батальон. Вся местность у ручья заминирована. Группа Тильмана [Thielmann] должна быть задействована в направлении к югу от Штоя [Stoja], чтобы пробиться по дороге южнее Штоя к северной оконечности Раковицкого озера, блокировать ее и окружить неприятеля. 3-й батальон должен захватить ДОТы с тыла. Однако [это] не удалось.

1-й батальон наступает на Стояновщину и к 16:45 достигает высот к северу от нее.

Первая танковая атака на 1-й батальон 2-го полка. Четыре танка подбиты и захвачены. Ефрейтор Ломан [Lohmann].

Подразделения 14-й роты и один взвод 13-й роты в поздние ночные часы наносят удар по направлению к 1-му батальону 3-го полка. Сильный артиллерийский огонь». [55]

«12.08.41.

Туман. Спустя короткое время после полуночи первая танковая атака против полка. Вторая танковая атака в 3:00, третья танковая атака в 10:00. В 13:00 снова атака, особенно против 2-го батальона. В 17:00 налет наших пикирующих бомбардировщиков. Спасение!

Подвезли боеприпасы и питание. В 18:00 вторая бомбежка. Погиб капитан Крузе [Kruse].

Фельдфебель Динзе [Dinse] (4 рота) разделался с танком при помощи ручной гранаты. Фельдфебели Шпер [Speer], Раутер [Rauter] с пяти метров подбили танк».

В эти несколько записей уложилось множество событий, успехов и неудач. Начнем с последних: после безуспешных лобовых атак командир полка 11.08 приказал 3-му батальону нескольким подразделениями обойти неприятельские позиции слева и затем атаковать противника с тыла. 11.08.41, около 2 часов, согласно приказу начался обход по дороге, открытой накануне 1-м батальоном 3-го полка.

Однако обнаружилось, что севернее бункеров «мельничной позиции» сразу же начинается линия укреплений. Внезапности достичь не удалось.

Затем на усиление 1-го батальона 3-го полка через тот же прорыв был проведен 2-й батальон 3-го полка.

Тем временем 3-й батальон 3-го полка со своим тяжелым пехотным вооружением пробивался обходным путем к 2-му батальону 2-го полка. Они остановились на ночь в укрытии в двух километрах северо-восточнее села Смерди, поскольку неприятель проявлял большую активность и батальон уже понес большие потери. Там произошла танковая атака, в ходе которой 14 рота подбила четыре вражеских танка. Так же успешно ей удалось отбить фланговое наступление пехоты противника к западу от железнодорожной насыпи.

Там в этот день, 11 августа, продвигался вперед 2-й полк, и вместе с ним – при 2-м батальоне 2-го полка (Дёрнер [Dцrner]) – тяжеловооруженные подразделения 3-го полка под руководством командира 14-й роты 3-го батальона, старшего лейтенанта Ганцера [Gantzer].

Командир взвода связи 2-го батальона, унтер-фельдфебель Шихель [Schiechel] сумел наглядно описать продвижение на этом участке. Из его сообщения ясно следует уже сказанное: 2-й батальон подтянулся позже. Поэтому его сообщению предшествует другое сообщение - командира посыльных 1-го батальона 3-го полка унтер-офицера Валперта:

«С утра 11 августа было серо и пасмурно, и уже вскоре нам пришлось искать защиты от начавшегося дождя под нашими плащ-палатками. [56]

Приставленные к батальону передовые артиллерийские наблюдатели прибыли в ранний утренний час, и усердно принялись устанавливать радиосвязь со своими батареями. Холодная пища, прибывшая в обеденное время, была наискорейшим образом проглочена. Затем дождь ослаб, что способствовало подъему настроения. Отдохнувшие и исполненные боевым духом, преодолев последние 2000 метров по лесу, около 16:30 мы перешли в наступление на деревню Стояновщина и высоту. Предшествующий очень действенный огневой налет нашей артиллерии весьма способствовал тому, что мы уже через полчаса без больших потерь овладели деревней и высотой. Не было видно никаких танков, о которых сообщалось вчера. Роты получили приказ окопаться и удерживать позиции. Сам батальонный командный пункт расположился на крутом склоне юго-восточнее деревни. Посыльные и связные сосредоточились на том, чтобы установить связь с ротами.

С наступлением темноты 2-я рота сообщает: «Танки спереди!». Поднялся немалый переполох, который, однако, быстро утих. Переброшенное на дорогу 3,7-см ПТО прибывает вовремя и подбивает оба 32-тонных танка – первые для него – с нескольких выстрелов. Этот успех, который 2-я рота приветствовала громким «Ура!», заодно усиливает у всех доверие к нашим ПТО.

В третьем часу утра 12 августа 1-я рота сообщает: «Спереди русские танки большими силами!» Сильный приземный туман облегчает этим железным сундукам проникновение на наши позиции, но, с другой стороны, затрудняет им прямой обзор. В течение двадцати минут тринадцать из них было подбито. Двенадцать противотанковыми орудиями и еще один ручными гранатами 4-й роты. Остальные обращаются в бегство. Радость от этого успеха велика, ведь это наша первая схватка с этими передвижными крепостями. В десятом часу 1-я рота снова сообщает: «Танки спереди!». На этот раз перед нами три 52-тонных, против которых наши 3,7-см ПТО бессильны. Танки ездят по нашим позициям и стрелковым щелям вдоль и поперек. Два танка поменьше подбиты ПТО, остальные отошли назад. К сожалению, на этот раз наши потери выше. Среди них – командир 4-й роты. Как будто рассвирепев от неудачных атак, русская артиллерия часами держит наши позиции под обстрелом. Потери множатся, и оба врача и [57] санитар имеют по горло хлопот. После короткого перерыва в обстреле русские третий раз за нынешний день пытаются провести танковую атаку, но в этот раз им приходится иметь дело с 5-см ПТО, которые тем временем были приданы батальону. Два 52-тонных и три 32-тонных [танка] остаются стоять на высоте».

2-му батальону 11.08 удалось согласно приказу занять высоты у Стояновщины, и он остановился там на ночь. Командир взвода связи 2-го батальона 3-го полка сообщает:

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
«Настала ночь, и одновременно показалось чистое звездное небо. Караульные посты вышли в дозор. Дежурные радисты сидят на приеме и поочередно сменяют друг друга. Вдруг, в 3:20, приходит радиограмма от 5-й роты, стоящей слева на передовой линии: «обнаружено от 5 до 8 вражеских танков на краю леса к северо-востоку от позиций роты». Спереди уже взлетают вверх зеленые сигнальные ракеты. Все снова просыпается. Откуда-то раздается крик «Противотанковые орудия вперед!». Командир батальона раздает приказания. Радисты ощущают себя в своей стихии и завалены работой по горло. Однако мы слышим, как эти махины с глухим урчанием своих тяжелых моторов надвигаются все ближе и ближе. Теперь там, около левого соседа, показались три танка. Но еще раньше, чем они по-настоящему приступили к обстрелу, их подбили наши проворные ПТО. После того, как танковая атака была отбита, начался убийственный артиллерийский огонь по нашим позициям. До сих по нам не доводилось пережить ничего подобного. Впрочем, удивляться тут нечему, потому что большевикам была во всех деталях знакома местность, только незадолго до того ими оставленная. На нас обрушился настоящий железный град всех калибров. В моем блиндаже, который был устроен из мощных опор и балок и зарыт в песчаный грунт, кроме меня сидели еще командир взвода телефонистов и один телефонист. Перед входом стояло узловатое сосновое дерево, под корнями которого мы установили нашу четвертую, до сих пор не востребованную радиостанцию. Наши портупеи со всеми причиндалами мы тем же манером повесили под корнями, поскольку они стесняли нас в нашей узкой землянке. С нами были только противогазы и стальные каски. Вокруг нашего блиндажа рвались снаряды. Железные осколки и клочья земли так и разлетались вокруг. Тут в наше укрытие залезли еще два товарища, из артиллерии. Они уселись рядом с нами, и тогда [58] нашу землянку накрыло прямым попаданием. Мы оказались по шею в песке. Опорные балки нашего укрытия под силой удара сместились в сторону. Каким-то чудом никому из нас ничего не сделалось. После того, как мы откопали сами себя, а вражеский огонь ослаб, мы еще раз осмотрелись снаружи блиндажа. Мы нашли только обломки нашей радиостанции и снаряжения.

Потом красные несколькими волнами с правого фланга атаковали позиции 6-й роты, штаба, саперной роты и 7-й роты. Нам очень пригодились наши оборудованные русскими позиции, их укрытия и ходы сообщения. Перед нами лесная вырубка, древесные пни и низкие прутья. На расстоянии 100-150 м от нас снова начинается лес. Нас в штабе вместе с офицерами насчитывается около 25 бойцов. В траншее все стоят плечом к плечу, артиллерийский наблюдатель рядом с посыльным, командир рядом со связным. Единственные, кто остался в блиндаже – это два радиста со своей рацией. И вот появляются русские, поодиночке и группами ползком и перебежками они приближаются к нам. Мы внимательно наблюдаем. Все в величайшем напряжении. Мы позволили им подойти на 50 м, поскольку необходимо было стрелять только по хорошо видимым целям. С железным спокойствием прицеливаемся. Несмотря на их пулеметы и автоматы, мы жестоко отбили атаку. Позже направленная в это место разведгруппа саперного взвода насчитала много убитых и вернулась с богатыми трофеями».

Одна атака сменяла другую, и в этот день было уничтожено четырнадцать танков, в том числе один из них фельдфебель Динзе (4-я рота) уничтожил броском ручной гранаты в открытый люк. Нельзя забыть об успехе истребителей танков из приданной 1-й роты 559‑го полка сухопутных войск (Старший лейтенант Лудольф [Ludolf]), которые между 19:00 и 20:00 уничтожили от четырех до пяти танков при наступлении противника на Штою, причем пятый получил такой удар, что обратился в бегство.

Здесь следует сказать, что взятие Луги и последующие бои были боевым крещением для полицейской дивизии, что сплотило бойцов в подлинное большое содружество. Здесь нет нужды приводить особые примеры тому, как каждый, повинуясь долгу, отдавал при этом все свои силы. Но последнее из сообщений о событиях этого дня в Стояновщине может дать представление о том, что даже маленькая группа, орудийный расчет, отдельный наводчик могли во многом [59] определить ход и даже судьбу боя. В этом сообщении речь идет о третьем часе наступившего дня 12 августа, которому отводится центральная, решающая роль во многих сообщениях, не все из которых возможно здесь обнародовать.

Путь старшего лейтенанта Ганцера с его двумя взводами противотанковых орудий и одним взводом полевых орудий, то есть с подразделениями 13-й и 14-й роты 3-го полка, пролегал через Бараново на северо-восток вдоль железнодорожной насыпи, совместно с 2‑м батальоном 2‑го полка. Вот сообщение Герберта Раухветтера [Herbert Rauchwetter], будущего унтер-офицера, который тогда был еще наводчиком:

«Ночью с 11 на 12 августа мы заняли позиции в деревне Стояновщина (сокращенно называемой Штоя). Мое противотанковое орудие стояло на высоте, к полуночи позиция была полностью оборудована. «Ложись-ка спать» - сказал мне мой командир орудия. Я улегся между станинами и тут же уснул. Около 3 часов я был несколько неделикатно разбужен пинком ноги, и после этого тут же услышал лязг и громыхание танков по соседству с нашей высотой. Шум становился все сильнее, но нам ничего не было видно, поскольку вся окрестность была затянута густым туманом. Потом я увидел надвигающуюся на наше орудие некую призрачную темную тень, в которой вскоре стало возможно распознать очертания танка – но я не решался стрелять. Танк остановился всего лишь чуть больше чем в трех метрах от моего орудия, теперь двигатель работал совсем тихо. Я услышал, как переключилась передача, и шум мотора снова усилился. Танк пришел в движение, повернулся на левой гусенице и оказался передо мной во всю свою ширину. Только тогда я выстрелил – и тут же второй раз – и сильный язык пламени показал, что он горит. Но теперь надо было уходить с этой высоты подальше от горящего танка, пока он не взлетел на воздух. Спустившись вниз, я увидел еще шесть танков. Тут же орудие снова было приведено к бою. Из-за плохой видимости в первый [танк] мне пришлось прицеливаться через орудийный ствол – и он загорелся с первого выстрела. Благодаря свету от пожара теперь я смог хорошо увидеть и остальные танки, и все пять я также поджег артиллерийским огнем.

Я использовал против семи танков девять бронебойных и два разрывных снаряда. В первой половине того же дня на передовую прибыл командир полка, полковник Вюнненберг [Wьnnenberg], и пожал руку каждому из нас. Моего командира орудия он тут же произвел в фельдфебели. 19 сентября я получил в награду Железный крест 1 степени».

[60]

[62]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Разведргуппа Граматке [Gramatke]

Между многочисленными операциями этих дней выделяется установление связи с 269-й ПД, осуществленное разведгруппой Граматке. «В утренний час 15 августа наконец-то было сказано: наступление продолжается! Цель: пробиться к железнодорожной насыпи и установить связь с [частями] вермахта, которые должны располагаться с другой стороны насыпи. По нашим рядам пронесся вздох облегчения, и в каждой стрелковой щели шла усердная подготовка к следующим минутам или часам». Написавший это унтер-офицер Теодор Вебер [Theodor Weber] из 2-й роты 3-го полка входил в одну из групп, которые вскоре вышли в путь и с предписанным интервалом двинулись на север в лужский лес. Ожидаемый артиллерийский огонь так и не состоялся, но через каких-нибудь полчаса перехода началось нечто гораздо более худшее. «Начался какой-то ведьмин шабаш, подобного которому мне еще не доводилось испытать. Со всех сторон звучали выстрелы, мимо наших ушей свистели пули, и нигде невозможно было разглядеть неприятеля. Тут же ответили наши винтовки и пулеметы. Вскоре противник прекратил огонь. Но где он находился? Была выставлена временная охранная линия, а о раненых позаботились и укрыли их в безопасном месте».

Обе группы – унтер-фельдфебеля Граматке и унтер-офицера Виланда [Wieland] – были выделены в качестве разведывательных. Оба пулеметчика, ефрейторы Томфорт [Tomfort] и Хекенберг [Heckenberg] обмотались через плечо пулеметными лентами. Остальные запаслись ручными гранатами. Группы осторожно продвигались вперед – они знали, что противник наиболее уверенно чувствует себя в своих лесах. Они поочередно выдвигались, одна из групп при этом оставалась на месте и зорко следила [за происходящим]. Через несколько сотен метров они достигли цели – железнодорожной насыпи. Это означает, что они видели ее перед собой. Только неприятеля невозможно было разглядеть. Обе группы остановились на краю леса, и только оба командира групп вышли дальше вперед на поляну. Они были совершенно ошеломлены, установив, что обе группы уже находятся в тылу вражеских позиций. Тогда было приказано соблюдать тишину – пока их не обнаружили – и вот, своей дорогой идут русские, не догадываясь, какая опасность им грозит. Оба руководителя групп едва успели [вернуться] назад, обратно к своим группам, как их выдал звук сломавшейся ветки, и выстрел, сделанный с расстояния около шести метров, заставил унтер-офицера Виланда упасть на землю. [63] Но до второго выстрела у русских дело не дошло. Наши бойцы действовали без оглядки, потому что они поняли, что находятся посредине вражеских позиций. Очереди из пулеметов и автоматов вылетали по всему, что двигалось перед ними или рядом с ними, по каждой колышущейся ветке. После этого успешного боя обе группы отошли назад в расположение роты, и унтер-фельдфебель Граматке доложил о соприкосновении с неприятелем, а также о расположении и силах противника».

Для того, чтобы обратить результаты разведки в свою пользу, немедленно был направлен усиленный взвод, который установил. что противник оставил свои позиции и отступил. Без единого выстрела взвод вышел к железнодорожной насыпи и смог установит связь с соседней дивизией

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Положение с обеих сторон от Луги.

15 августа 1941 в 4-й танковой группе (Хёпнер [Hoepner]) управление 56-м АК (Манштейн [Manstein]) было передано командованию 50-го АК (Линдеман [Lindemann]). В этот день главнокомандующий группой армий «Север» прибыл на командный пункт 4-й танковой группы к генерал-полковнику Хёпнеру. В это время генерал Райнхардт [Reinhardt] после тяжелых боев, иногда со значительными потерями, достиг своим танковым корпусом железной дороги Кингисепп (Ямбург) – Волосово. Войска стояли в 60 км от Ленинграда, а Гатчина (Красногвардейск) располагалась на удалении всего лишь 30 км по направлению восточнее северо-востока.

После вводного описания положения Хёпнер умолял главнокомандующего наконец-то снова соединить оба танковых корпуса и перебросить корпус Манштейна, прежде всего 3‑ю моторизованную пехотную дивизию, на левый фланг танковой группы. Под Лугой воз так или иначе застрял, и 3-я ПД (мот.), до сих пор вряд ли использовавшаяся для флангового прикрытия, была там бесполезной.

Генерал-фельдмаршал, по-видимому, отнесся к этому с пониманием. Еще в тот же день генерал Линдеман со своим штабом 50-го АК сменил штаб 56-го АК. Фон Манштейн передал командование и одновременно направил 3-ю ПД (мот.) маршем на северо-запад.

Отведенная ныне 3-я ПД (мот.) – прежний правый сосед – согласно первоначальному плану наступления от 09.08.41 должна была приготовиться «к неожиданному наступлению через Лугу у устья Удрайки и к западу от него, [64] чтобы, овладев возвышенной местностью Сырец – Городня, обеспечить себе возможность, прикрывая свой фланг с востока, двинуться на Лугу с востока севернее [реки] Луги». Фактически соседи, а именно 3-я ПД (мот.), захватили местность к востоку от озера Врево и тем самым исключили угрозу с фланга. Бои за город Лугу до сих пор вели одни лишь 269‑я ПД и Полицейская дивизия СС – сперва в составе 56-го АК (фон Манштейн), затем, после 15.08, в составе 50-го АК (Линдеман).

Теперь положение должно было измениться. Восточнее, а также юго-восточнее Луги вводилась 16-я армия 28-го АК под командованием генерала Викторина [Wiktorin], на правом фланге которой действовала 96 ПД – все еще входящая в 1-й АК – имеющая задачу (предварительный приказ от 10.08) «Наступать через Мшагу в разрыве между 11-й ПД и действующей далее к северу Полицейской дивизией СС 56-го АК и закрепиться на высотах у Медведя и к юго-востоку от него».

Здесь следовало бы заметить, что «разрыв» до участка боевых действий Полицейской дивизии СС – в нескольких километрах от Луги – составлял свыше 50 км! Фраза написана в истории 96-й ПД и до некоторой степени озадачивает людей, знающих ситуацию. Понимание, что полковник Польман [Pohlmann] допустил ошибку и имел в виду дивизию СС «Мертвая голова», приходит через несколько страниц, когда он описывает события после взятия Медведя и Межника (были взяты 96-й ПД 12.08): «13 и 14 августа 287-й (слева) и 283-й (справа) пехотные полки нанесли удар дальше в северо-западном направлении и фланговым ударом смяли вражеские полевые позиции на восточном берегу Мшаги у Челино и к северо-западу от него, иногда атакуя с тыла. Эти позиции до сих пор не могла взять полицейская дивизия СС». Челино расположено напротив Медведя, в трех километрах к северо-западу, на западном берегу Мшаги расположен Старый Медведь, и в пяти километрах оттуда к северо-западу, с другой стороны – Ушино. Значит, здесь речь идет, несомненно, про «восточный угол» 56-го АК, который еще с июля удерживался одной лишь дивизией СС «Мертвая голова». Впрочем, кажется, дивизия СС «Мертвая голова» еще несколько дней относилась к 28-му АК, после того как корпус, совместно с выдвинувшейся вперед на левом фланге 121-й ПД, был применен 13 августа в наступлении через Лугу в направлении Сырец – Городня. Когда 96-я ПД 15.08 взяла Челино, один из полков этой дивизии следовал маршем на север через Видогощь – Вашково для охраны восточного [65] фланга 1-го АК, и к тому времени, когда вся 96-я ПД была 16 августа передана в подчинение 28-му АК, он уже дошел до Паглиц.

В тот же день рано утром генерал фон Манштейн по пути в Дно был в штабе 16-й армии (генерал-полковник Буш [Busch]), 3-я ПД (мот.) в тылу лужской группы следовала маршем на восток, а дивизия СС «Мертвая голова» была снята с линии фронта, чтобы вместе с 3-й ПД (мот.) оказаться на фланге и в тылу советской 34-й армии, ведущей ожесточенное наступление у Старой Руссы. В то время как дивизии 10-го АК, очутившиеся в бедственном положении из-за русского удара, стояли южнее озера Ильмень, повернувшись фронтом на юг, тылом к озеру, в тот же день 16 августа в 50 км к северу солдаты 1-го АК рано утром подняли имперский военный флаг над Новгородским кремлем.

Этим же утром Полицейскую дивизию СС и ее батальоны, стоящие на передовой линии между Стояновщиной и Раковицким озером, посетил генерал Линдеман.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Операция «Стартовая площадка»

Командующий генерал хотел сам на месте составить себе представление о «Стартовой площадке». Так была названа запланированная операция по созданию «котла» между озерами. Стоящие здесь силы противника были все еще значительными, его войска занимали полевые укрепления, замечательно приспособленные к местности, и местами перед ними мин было не меньше, чем деревьев.

Особая отличительная черта предстоящих боев состояла в том, что наступающие подразделения 1-го полка, достигнув первой цели, а именно шоссе, должны были повернуться спиной к лужским укреплениям и далее пробиваться на юг. За их спиной с севера должна была бы остаться только слабая преграда, составленная из подразделений 3-го полка, который должен был взять «барачный лагерь» по обеим сторонам шоссе. Для его обороны русские прилагали все усилия. Расстояние до «барачного лагеря» составляло тысячу метров с небольшим.

Перед 3-м полком стояла задача, совместно с 3-м взводом саперной роты и 1-м взводом танково-истребительного батальона атаковать находящегося перед ним неприятеля и, опираясь справа на озеро Бол.Толони, отбросить его вплоть до линии северная оконечность [66] озера – 2 дома на шоссе. Целью наступления для 3-го батальона 3-го полка был упомянутый барачный лагерь по обе стороны шоссе. В то время как 1-й и 2-й батальоны продвигались вперед в неплохом темпе, 3-й батальон попал на обширное, коварное минное поле и был вынужден окопаться. Ударные группы Мирша [Miersch] (1‑й батальон 1-го полка) и Дитриха [Dietrich] (2-й батальон 1-го полка) также находились в затруднительном положении. Но после разведки боем, осуществленной лейтенантом А.Люгером [A.Lьger] стало ясно: барачный лагерь будет захвачен!

17 августа 1941 – опять день выпал на воскресенье, как 3 и 10 августа – все решилось. «С удалью и наступательным порывом» (капитан Райнке [Reinke]) лагерь был взят. При этом были задействованы: спереди справа 9-я рота, спереди слева 11-я рота, и справа сзади – для флангового прикрытия – 10-я рота. После этого начались жестокие контратаки. Дальше удерживать позицию было невозможно.

18.08, около 19:00 часов, 9-я рота получила приказ, вместе с 10-й ротой снова двинуться вперед. Во время артиллерийской подготовки 9-я рота справа и 10-я рота слева заняли свои исходные позиции. В 20:15 капитан Райнке дал обеим ротам приказ наступать. Несмотря на отчаянное сопротивление, противник был выбит со своих позиций, местами в рукопашном бою. Роты немедленно изготовились к обороне. На следующий день новые жестокие бои вспыхнули перед горящим Ропти. Операция ударных групп 1-го стрелкового полка продвигалась успешно, и ударная группа Мирша установила связь с разведбатальоном, который до того располагался на перешейке между озерами у Старой Середки. Понемногу окружение вокруг противника сомкнулось. Попытки прорыва были отбиты.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Наступление на Лугу с востока.

В этой обстановке был оглашен следующий приказ о снятии с прежних позиций и запланированном наступлении на Лугу с востока:

Отвод полицейской дивизии СС с ее прежних позиций

269-я ПД с 12:00 20.08.41 занимает весь участок корпуса от озера Бол.Толони до Лесково.

[67]
При этом в подчинение 269-й ПД переходят:
1-й и 3-й полицейские стрелковые полки, а также
полицейский артиллерийский полк (без 2-го дивизиона)

Ночью 20/21.08.41 сменяются:
3-й полк - 469-м пехотным полком
Штаб и 3-й дивизион полицейского артиллерийского полка с приданной мортирной батарей – артиллерией 269-й ПД
4-й дивизион полицейского артиллерийского полка.
1-й полицейский стрелковый полк с 1-м дивизионом полицейского артиллерийского полка снимаются с позиций только после того, как участок между Череменецким и Раковицким озерами будет очищен от неприятельских подразделений.

Полицейская дивизия СС готовится к наступлению на Лугу на восточном берегу [реки] Луги.

Осуществление отвода полицейской дивизии СС с ее прежних позиций для наступления на восточном берегу Луги

Неприятель продолжает обороняться на оборудованных полевых позициях к югу от Луги и вокруг нее. Вражеская артиллерия, временами ведущая жестокий огонь из района северо-западнее Луги, эффективно подавляется нашей артиллерией. Полицейской дивизии СС удалось, несмотря на упорное сопротивление врага, продвинуться вперед на север и закрепиться на территории, достичь линии от озера Бол.Толони до железной дороги в двух километрах к югу от Луги, а в ходе очистки местности между Череменецким и Раковицким озерами взять Раковицы. Блокировать перешеек между озерами у Ропти и осуществлять операции по зачистке в той мере, чтобы можно было их завершить 28.08.41.

28-й АК силами 96-й ПД взял Ям-Тесово и силами 122-й ПД (правый сосед Полицейской дивизии СС) обеспечивает безопасность западного фланга корпуса у Городни. 41-й АК достиг 8-й ТД Хинколово, 1-й ТД Вохоново на подходах к Красногвардейску (на шоссе). 50-й АК перегруппируется для наступления на Лугу с направлением главного удара восточнее и северо-восточнее Луги. 269-я ПД замещает собственными силами весь нынешний участок Полицейской дивизии СС. Полицейская дивизия СС после замены готовится к наступлению на восточном берегу Луги. Предполагаемое ведение наступления: [опираясь] левым флангом на [реку] Лугу к [городу] Луге с направлением главного удара через Сырец на восточную окраину Луги.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Замена была осуществлена в течение дня 21 августа 1941. 3-й полк собрался в районе Смерди и уже в тот же день совершил переход по маршруту Кут – Новая Середка – шоссе – перешеек между озерами у Брода – Торошковичи. Впервые за несколько недель наконец-то возможность позаботиться о гигиене тела. 22.08 следующий переход на северо-восток, через Горку и Русыню к Бол.Удрай. После достижения цели вечером 3-й батальон был расформирован. Офицеры, унтер-офицеры и рядовые были разделены между двумя другими батальонами, так что в них удалось пополнить роты снова до 80 бойцов.

О трудностях обходного маневра протяженностью 74 километра, о переправе через Лугу, о последовавшем непосредственно вслед за тем новом боевом применении, к началу которого подразделения артиллерийского полка все еще находились в пути, хорошо рассказывает от имени всей артиллерии лейтенант Лутце [Lutze] (дневник боевых действий 1-го дивизиона полицейского артиллерийского полка):

«Около полудня дивизион приготовился к маршу. Нам предстоит длительный переход. Через Смерди – Новую Середку выходим на шоссе. Теперь у Ретюни поворачиваем на восток и у Брода переходим через озерный перешеек. Дальше мы через Бутковичи ночью обходим южную оконечность Череменецкого озера. Дороги становятся все хуже. Отдельные подразделения дивизиона вынужденно отстают, штаб их подтягивает. К 24:00 эти подразделения соединяются снова (около Югостиц). Оставив позади Радоли – Синявино [Ssinjawina] – Торошковичи мы выходим на относительно хорошую дорогу. В утренних сумерках 23.08 мы следуем на север по маршруту Горка – Щегоща – Вымоской [Wymoskoj]. Рядом с нами в утренней дымке поблескивает Луга. У Кудровы [Kudrowa] мы переходим через Лугу по мосту, построенному саперами. Огромное скопление войск! Офицер, командующий переправой, держится из последних сил. Наши зенитки (зенитный дивизион Полицейской дивизии СС, который здесь проявляется впервые за Восточную кампанию) берут на себя противовоздушную оборону. Дивизион разрывается на части. С большими усилиями батареи, перейдя через военный мост, поднимаются на крутой противоположный берег реки. Орудия приходится поднимать упряжью в 12 лошадей. Бойцы и лошади выкладываются до предела. К тому же сверху немилосердно печет солнце. Между батареями со всем боевым пылом вклинивается мортирная батарея. Тяжелые орудия разрушают мост. Проходит несколько часов, прежде чем мост оказывается восстановлен. Сразу [69] после этого мост проседает под перегруженным грузовиком с боеприпасами. Опять долго тянется время, прежде чем длинная очередь ожидающих получает возможность вновь прийти в движение. Штаб только после семичасовой задержки смог воссоединиться с остальными подразделениями дивизиона, прошедшими по мосту.

Между тем дивизион без штаба прибыл на огневые позиции у Колодно [Kolodnja]. Временную дивизионную сеть [связи] пришлось построить при помощи батарейных средств связи. В этот момент неприятель отходит. Снова смена позиций. На сей раз на несколько километров. Теперь подходит и штаб (18:00). Все дороги и важные точки на местности заминированы. Командир осуществляет смену позиций, исходя из собственного решения, и выезжает вперед с командирами батарей. Теперь нам навстречу течет длинная колонна пленных.

Русские на этом участке оказывают лишь незначительное сопротивление. Перегруппировку дивизии удалось провести, так, что неприятель об этом не узнал. Ни один снаряд не помешал выдвижению. Не было видно ни единого самолета.

Погода улучшилась. Вечером (в 22 часа) мы заняли огневые позиции на окраине леса у Замошья [Samoschskoje]. В окрестностях Луги раскатывается гром орудий, и всю ночь напролет над нами в северном направлении проносятся самолеты.

Маршрут:
Вяжище – Смерди – Ильжо 1 и 2 – Новая Середка – шоссе – Жглино [Shaligo] (поворот с шоссе) – Брод (перешеек между озерами) – Бутковичи – Югостицы – Торошковичи – Горка – Щегоща – Вымоской – Кудрово (переход через Лугу) – станция Мал. Рековда [Mal Rekowda] – Павловичи – Замошье (огневые позиции).

Продолжительность пути: 74 километра. Общее пройденное расстояние: 1000 километров».

Итак, у нас вечер 23 августа, на следующий день в 8:10 2-й и 3-й полки должны начать наступление. Разведывательный батальон, без 1-го эскадрона, «остается в Белой [Belaja] в качестве резерва дивизии вплоть до прибытия 1-го полка». При этом была достигнута и занята линия охранения между Жеребутским [Sherbutskoje] озером и [деревней] Нелаи [Nelaja].
Около 22:00 передовая рота 3-го полка достигла высот северо-западнее Турово, где 1-я рота 3-го полка была остановлена сильным неприятелем. Отсюда остается только четыре километра до Луги, которую никто еще смог увидеть.

[70]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
…продвигается до Луги и захватывает Лугу!

«Полицейская дивизия наступает на врага у [населенного пункта] Сырец и на участке [у реки] Удрайка, уничтожает его, продвигается до Луги и захватывает Лугу».

Так гласит важнейший пункт дивизионного приказа от 22.08, в котором далее говорится:

Боевая группа Шульце наносит удар от населенного пункта Щепы с обходом справа и очищает от неприятеля дорогу Щепы – Сырец; вслед за этим боевая группа Вюнненберга с 1-ым взводом 3-ей роты саперного батальона наносит удар на Сырец, примыкая [флангом] к дороге, и овладевает высотами северо-западнее [села] Выбор и около Сырца (1-я цель наступления).

После достижения 1-й цели боевые группы Вюнненберга и Шульце, примыкая правым флангом к Жеребутскому озеру, наносят следующий удар вплоть до линии: на севере Жеребутское озеро – западная оконечность Замошского озера – северо-западная окраина Подгородья [Podgrodja] на реке Луга (2-я цель наступления).

В заключение боевая группа Вюнненберга овладевает возвышенной местностью у Турово.

Начало наступления: 8:00.

До начала наступления боевые самолеты бомбят вражеские позиции. Наступлению предшествует огневой налет артиллерии с 8:00 до 8:10.

Неприятель не ведет артиллерийского огня. Согласно показаниям пленных, царит нехватка боеприпасов.

1-й батальон 3-го полка впервые вошел в соприкосновение с противником юго-восточнее Сырца. Сопротивление было быстро сломлено, и 1-й батальон 3-го полка доложил о взятии Сырца уже 23.08.41. В тот же день 1-й батальон 3-го полка двинулся на Колодно, в это же время 2-й батальон 3-го полка оседлал высоты западнее Выбора. По-видимому, для этих боев открытая местность была благоприятна войскам. Продвижение шло вперед, как на войсковом полигоне. При этом у бойцов были подъем и воодушевление, на что не осмеливались и рассчитывать после тяжелых лесных боев последнего времени.

Когда батальоны пробивались навстречу 2-й цели наступления, на командный пункт полка прибыли командующий генерал Линдеман и командир дивизии, генерал Крюгер [Krьger].

Вторая цель наступления между двумя озерами была достигнута без боя. В ходе дальнейшего продвижения 1-й батальон 3-го полка примерно в километре к востоку от Нелаи натолкнулся на сильное сопротивление. С помощью противотанковых орудий его удалось [71] сокрушить. Около 22:45 передовая рота (1-я рота) достигла Турово и высот к северо-западу от него. Здесь перед 1-ым батальон 3-го полка снова оказался сильный неприятель, который вел огонь из лесов по высотам. Неприятель был подавлен.

Цель дня была достигнута. Было взято более 200 пленных. Враг потерял многих убитыми.

«Полицейская дивизия СС 24.08.41 продолжает наступление, наносит удар до высот у Турова – Заклинья и захватывает Лугу»

Наступление началось в 8:30. Его ход дневник боевых действий описывает следующим образом:

«Прошедшей ночью до самого командного пункта полка в Нелаи доносился со стороны Луги шум движущейся техники, по-видимому, в том числе и гусеничной. Вероятно, дело в орудиях, которые неприятель пытается отвести при помощи тракторов. Территория была покрыта огнем 3-го дивизиона полицейского артполка. Разведывательная группа 1-го батальона 3-го полка, выдвинувшаяся до самой Луги, обнаружила незначительные силы неприятеля у моста южнее Шалово [Schalewo], что лежит по ту сторону реки. Когда противник заметил разведгруппу, он взорвал мост».

Из сообщения разведывательного батальона (РБ) можно выделить следующее:

«Согласно приказу по дивизии РБ получил задачу установить, цел ли мост через Лугу у Шалово, либо в противном случае найти место для переправы и продолжить разведку перед Лугой. Командный пункт батальона располагался в Турово.

Разведгруппа 2-го эскадрона РБ, направленная в Шалово, доложила к 9:50, что Луга достигнута, мост взорван, и берег с обеих сторон, похоже, не занят неприятелем. На том берегу реки был создан плацдарм. Разведгруппа, направленная по дороге Турово – Луга, вышла к восточной окраине Луги и установила, что эта часть населенного пункта не занята противником, и что мост через Лугу цел и не заминирован. После выполнения задачи группа вернулась назад, не войдя в соприкосновение с противником».

Последовавший за ними 1-ый батальон 3-го полка был проведен вернувшейся тем временем нашей разведгруппой к взорванному мосту через Лугу, где для пехоты существовала возможность по уцелевшим деревянным балкам перейти пешком на противоположный берег. (Восстановление моста было тем временем поручено саперному батальону.)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
[72]

Надпись под схемой: Луга была взята 24.08.1941 наступлением с востока.
Примечание: В треугольнике западнее озер Бол.Толони и Череменецкого отображены бои за 18.08 и 19.08 – до перегруппировки.3-й батальон 3-го полка был сменен 20.08 частями 469-го пехотного полка.
[73]

Во время перехода через Лугу противник оказывал РБ и следующему за ним 1-му батальону 3-го полка ожесточенное сопротивление, которое, однако, было быстро сломлено. В то время как 1-ый батальон 3-го полка получил приказ пробиться до шоссе, плацдарм удалось усилить еще одним взводом 2-го эскадрона РБ. Около 13:00 перед заградительной линией со стороны Луги появился неприятель, силой двух рот, пытающийся отойти в северном направлении. Неприятель был обстрелян, и после этого атаковал заградительную линию. Он был отбит в ожесточенной борьбе фланговым контрударом с кровавыми потерями для врага, и была удержана заградительная линия, усиленная за счет 1-го батальона 3-го полка, перешедшего тем временем через Лугу. В отражении атаки принимал участие также противотанковый взвод 3-го эскадрона, который вел фланкирующий огонь с противоположного берега Луги. Один легкий пулемет и один тяжелый пулемет были отбиты у противника в штыковом бою. Наши потери: 1 убитый, 4 раненых.

Между тем 2-й батальон 3-го полка направил в направлении Заклинья две разведгруппы, которые были атакованы слабым противником. 2-й батальон 3-го полка оставил разведгруппы в Заклинье в качестве гарнизона. 1-й батальон 3-го полка и один взвод 14‑й роты после перехода через Лугу захватили Шалово, достигли шоссе Луга – Ленинград и выставили заслон в южном направлении. Поворот фронта!

Разведбатальон, который в этот день бросали то туда, то сюда, около 18 часов получил новую задачу, после чего был сменен 1-м батальоном 3-го полка. Вот сообщение:

«Новое задание гласило: охранение с севера вдоль дороги Шалово – шоссе, примерно в пяти километрах южнее Луги. Для этого использованы: 2-й эскадрон РБ справа и 1-й эскадрон РБ слева. После готовности временного моста через Лугу около 21:00 был подтянут противотанковый взвод 3-го эскадрона РБ, направленный на позиции у шоссе. 2‑м эскадроном было захвачено в качестве трофея тяжелое русское пехотное орудие, с прислугой и упряжкой, когда оно ночью попыталось отойти по шоссе на север. Сама ночь прошла без особых происшествий».

Между тем полковник Шульце, командир 2-го полка, в середине дня 24 августа 1941 с рыночной площади Луги доложил о взятии города. К сожалению, отсутствуют подробности о боях этого полка. Со всей злостью, накопленной за предыдущие тринадцать дней, полк уже 23.08 [74] атаковал в своей полосе наступления и снес позиции и укрепленные точки противника.

«Если бы нам хватило дыхания, мы бы достигли Луги еще вечером 23 августа» - гласит свидетельство очевидца. «Не капитан ли Фокензон [Vockensohn], командир 3-го батальона 2-го полка, вывесил знамя на церковной колокольне?» - говорит он в другом месте. В личном дневнике тогдашнего командира 5-й роты 2-го полка, унтер-офицера Линднера [Lindner], мы находим следующие заметки:

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
«23.08.41
Утром демонстративное наступление на широком фронте, во второй половине дня ротный командный пункт переведен вперед.

24.08.41
Выдвигаемся вперед двумя ударными группами, первая через Солнцев Берег [Ssolseff-Bereg] на Бор, вторая через Стрешево по дороге на Бор. Цель: достичь города Луга. Я во второй ударной группе. Стрешево выглядит, как крепость (большие минные поля, противотанковые рвы, бункеры, почти каждый дом укреплен). Врага не видно, беспрепятственно продвигаемся до Бора, дальше через Чеголи [Tschipol], Естомичи, вплоть до точки в двух километрах юго-восточнее Луги. Взорванный мост через реку Луга. Здесь до нас доходит известие, что 3-й батальон 2-го полка, во главе с командиром, занял Лугу. Уничтоженный мост и сильно заминированная местность рядом с ним. Жертвы».

2-й полк 23.08.41 двумя ротами имитировал фронтальное наступление на участке у Удрайки, и после ночного выхода в исходный район в утренних сумерках начал фланговое наступление с востока на запад. Внезапность была достигнута, и энергичным продвижением вперед противник был повержен. На передовой линии находился командир полка. Вплоть до падения темноты наступающие батальоны смогли продвигаться на север и взять под контроль значительную территорию к востоку от Луги. Этим были созданы благоприятные предпосылки для захвата города 24.08.41. 3-й батальон 2-го полка (капитан Фокензон), в авангарде которого опять-таки был командир полка, полковник Шульце, ворвался в город с востока по уцелевшему мосту. Воодушевление войск этим успехом находит свое отражение в дословном звучании радиосообщения, которое командир полка направил [в штаб] дивизии: «Нахожусь в сердце Луги. Где остальные?» [75] Дневник боевых действий 1-го артиллерийского полка также свидетельствует о взятии города: «В 17:00 приходит новость, что полковник Шульце (2‑й полк) в авангарде своего полка в 13:20 ворвался в сильно защищенный и заминированный город, за который велись тяжелые бои, и овладел им». Подробности за этот день отсутствуют и у 1-го полка, который смог открыть проход через перешеек между озерами около Ропти, только в этом месте погиб целый советский полк.

Радость от этой победы подняла настроение во всем войске.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Достижения полицейского саперного батальона.

В боях за Лугу к саперному батальону были предъявлены исключительно высокие требования. Здесь следует отметить его успехи за эти дни.

Батальон наступал на втором боевом участке следующими силами: 18 офицеров (включая врача и штаб), 51 унтер-офицер, 574 рядовых бойца.

В ходе боев под Лугой войскам пришлось перейти от наступательного марша непосредственно к суровым боевым действиям, на которые накладывали свой особенный отпечаток пространная лесная и болотистая местность, временами неблагоприятные погодные условия (ливневые дожди, туман, сильная жара) и боевое мастерство упорного противника, искусного в маскировке и использовании местности (лесные завалы, мины). Ведение боевых действий в необозримой лесной и болотистой местности, через которую с трудом могли пройти даже отдельные стрелки, и часто совсем не могло пройти тяжелое вооружение, ставило к войскам высочайшие требования. Взлом позиций у мельничного ручья, усиленных минными полями, противотанковыми рвами, проволочными заграждениями и массивными, иногда многоэтажными долговременными огневыми точками, этого краеугольного камня оборонительной системы у Луги, которую Советы считали неприступной, означал для командования и для войск серьезнейшее испытание солдатских навыков, и после тяжелых дней боев привел к полному успеху.

Потери на этом боевом участке были высокими и отражают жестокость боев. В саперном батальоне погибли смертью храбрых: 1 офицер (обер-лейтенант Пфайффер [Pfeiffer]), 5 унтер-офицеров, 25 рядовых. [76] Были ранены: 3 офицера, 10 унтер-офицеров, 123 рядовых, из них остались в войсках: 2 офицера, 38 рядовых.

Характер боевого применения саперного батальона предопределялся необходимостью борьбы ударными группами против ДОТов самой различной мощности и величины, с обширным применением огнеметов, связок ручных гранат, дымовых завес, а также с извлечением мин всех видов, которые были установлены противником для укрепления своих позиций в доселе невообразимых масштабах. Характер оборонительных сооружений и способ их применения убеждали в том, что речь идет о подготовленных заранее за месяцы и своевременно оборудованных оборонительных позициях, о важнейшем краеугольном камне во внешнем кольце обороны Ленинграда, на важнейшей железнодорожной линии и главной [автомобильной] дороге на север. Мощное применение артиллерии и то, что этот участок занимали элитные войска, еще более подчеркивали большое значение, которое Советы откровенно придавали лужским позициям.

В целом саперным батальоном были решены следующие основные задачи:

Извлечение мин и обезвреживание зарядов в дорожных сооружениях (большей частью под вражеским огнем)
Были обнаружены мины разнообразнейших видов; преобладали мины в деревянных корпусах с взрывателями из легкого металла, а также из пластмассы. (Поэтому применение металлоискателей было бесполезным).
Противопехотные мины с зарядом 0,2 кг.
Противотанковые мины (гробообразные деревянные ящики, например, ТМД 40) с минимальным средним зарядом 10 кг.
Мины в деревянных корпусах с зарядам от 10 до 75 кг взрывчатого вещества.
Всего извлечено, а также обезврежено: 6790 мин с 46 009 кг взрывчатого вещества.

Были захвачены огневые сооружения:
56 тяжелых и тяжелейших ДОТов (каменные со стальными балками, а также бетонные);
82 деревянных бункера;
170 крытых полевых позиций.

В ходе боевых действий для защиты своих войск [77] было заложено 368 мин, которые затем частично были извлечены обратно, либо вместе со схемами минных заграждений были переданы саперным подразделениям, пришедшим на смену.

Были построены следующие мосты:
вспомогательные мосты: 6-тонный мост (45 м) у Русыни;
8-тонный мост (15 м) у Вытошелобок [Wytoschelobok];
8-тонный мост (30 м) у Смерди (противотанковый ров);
16-тонный мост (10 м) на дороге Шильцево - Черевичи;
военные мосты: 16-тонный мост (34 м) через Лугу у Шалево.
Кроме того, 75 м. гати.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Падение Луги в дневных приказах и радиограммах.

Полицейская дивизия СС 24.08.1941
- Командующий -

Тяжелые бои за Лугу во второй половине дня 24 августа 1941 закончились тем, что боевая группа Вюнненберга и РБ перешли на северный берег Луги, а боевая группа Шульце с востока вошла непосредственно в город и захватила его. В это же время усиленный 1-ый стрелковый полк после утомительных многодневных боев с сильно превосходящим его противником открыл проход по перешейку между озерами у Ропти. Все рассказы пленных подтверждают тяжелые кровавые потери, которые они понесли от оружия нашей артиллерии и пехоты. Если судить по ним, то на перешейке у Ропти погибло около 3000 русских, и при этом был уничтожен русский 502-ой полк. После 2 августа дивизия захватила сотни бункеров и разгромила множество укреплений. Тысячи мин были извлечены и обезврежены саперами и пехотинцами. Так, победой восточнее Луги, закончились тяжелые бои за Лугу. Эта победа, ввиду твердости противника, была возможна только благодаря личным усилиям каждого [из бойцов]. В Луге пала одна из ключевых позиций перед Петербургом!

Дивизия движется навстречу этой цели, испытав свой боевой дух.

(подп.) Крюгер
[78]
Копия
Верховное командование 50-го АК
II a Az. 13 n 24

Приказ на день по корпусу № 29

В воскресенье, 24.08.41, в наших руках оказался г. Луга, жестокие бои за который шли с 10.08.41. В отважным порыве и упорном бою были прорваны сильные, укрепленные множественными бункерами и заминированные русские позиции. За это время было

взято 1937 пленных.

Трофеи составили:
53 танка,
28 орудий,
13 противотанковых орудий,
14 минометов,
1 зенитка,
57 пулеметов;
749 единиц стрелкового оружия.

Далее, было извлечено 6500 мин и захвачено 433 бункера.

С глубоким благоговением склоняемся мы перед могилами наших павших товарищей. Наши мысли также не оставляют раненых, которым мы все желаем скорейшего выздоровления и возвращения в строй. Моя благодарность и глубокая признательность относятся лично к каждому в войсках, офицерам, служащим, унтер-офицерам и рядовым, благодаря чьей боеспособности был достигнут успех.

Перед нами стоят новые задачи.
Через могилы вперед к окончательной победе!
Да здравствует фюрер!

(подп.) Линдеман.

[79]

Копия
Радиограмма 2243 Eins SSD Lahm HJNXC SED HHEXS 2506
от Верх. командования 50-го АК

02.09.41 22:10

Полицейской дивизии СС

24.08.41 я отправил в штаб-квартиру фюрера, рейхсфюреру СС Гиммлеру, следующую радиограмму:

Подчиненная мне полицейская дивизия СС сегодня смелым ударом с востока захватила Лугу, за которую с 10.8.41 шла жестокая борьба. Могу передать Вам искренние поздравления в связи с подвигом этой дивизии и ее командира.

Сегодня пришла следующая ответная радиограмма:

Г-ну генералу Линдеману

Сердечная благодарность за вашу радиограмму от 24.8.41. Я рад, что Полицейская дивизия СС смогла под Вашим руководством завоевать эту победу.

Могу я попросить Вас передать мои сердечные поздравления и приветствия командирам, офицерам и бойцам дивизии?

Хайль Гитлер
Ваш (подп.) Г.Гиммлер

(подп.) Линдеман

[80]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
VI. ПРОРЫВ ЧЕРЕЗ ЛУЖСКИЕ ПОЗИЦИИ.

На следующий день после падения Луги разведывательный батальон рано утром получил приказ выставить на север линию охранения, вплоть до высоты Крупели на шоссе. 1-й эскадрон был выставлен на позиции слева от шоссе, 2-й справа, противотанковый взвод на шоссе, и взвод пехотных орудий 3-го эскадрона РБ за 2-м эскадроном. Около 18:00 взвод 2-го эскадрона РБ (с подчиненным саперным взводом) получил приказ, перейти Лугу у Ильзия [Ilsia] и занять там плацдарм. В вечернее время на линию охранения обрушился сильный артиллерийский огонь. Ночью со стороны неприятеля последовали небольшие операции силами разведывательных групп, которые были отбиты.

За 25.08.41 в дневнике боевых действий 3-го полка значится:

«Дивизия переходит к отдыху. Неприятель, после того, как его с тяжелыми потерями выбили с позиций, вплотную примыкающих к Луге с севера, отошел на север, и пытается достичь Ленинграда. Дивизия – так гласит далее дивизионный приказ – после тяжелых боев достигла своей цели, и тем самым выполнила свою задачу… Маленькое озеро предоставляет благоприятную возможность, чтобы основательно помыться… но в ту же ночь приходит дивизионный приказ – 26.08 следовать маршем дальше. Прощай, заслуженный отдых!»

Итак, во вторник, 26.8.41, дивизия следует маршем дальше, чтобы занять место справа от 122 ПД. Марш проходит очень медленно и с остановками. Турово – Мерево. Сплошной дремучий лес и болото!

В ранние утренние часы следует чехарда приказов. Сперва РБ должен выступить, чтобы через Турово достичь Верхутино, с задачей охранять там саперов при строительстве моста с севера и северо-востока. Однако прежде чем удалось выставить линию охранения, пришел уже новый приказ:

«РБ уже 26.08 перейти через Оредеж»

Используя брод, весь батальон двинулся маршем на Гобжицы. Однако мост через Оредеж там еще не был достроен, и батальон расквартировался в Калищах [Kolishtschi]. Артиллерия получила приказ на марш поздно во второй половине дня. Марш продолжался всю ночь, начиная с 17:30. [81]

«Заградительный огонь 122-ой ПД на севере. Три русских полка попытались прорваться – отбиты с кровавыми потерями. Из-за разрушенного моста прошли в обход 21 км. 27.8 тоже пришлось маршировать весь день подряд» - записал начальник связи 1-го дивизиона [артиллерийского полка]. «Дороги плохие, насколько это можно вообразить. Глубокий песок. Незадолго до полуночи прибыли на огневую позицию под Изори [Isari]. Штаб в детском пансионате в Затуленье. Идет дождь. Артиллерийская группа связи направлена в 1-й полк. 122 ПД еще не сменилась». 27.08, после завершения строительства моста, РБ перешел Оредеж и двинулся на север. Высланные вперед на Озерцы разведывательные группы установили, что само селение и весь берег реки Черной заняты мощными вражескими силами, и что противник продолжает отстраивать уже имеющиеся полевые укрепления. У РБ была задача прикрывать продвижение 3-го батальона 2-го полка на правом фланге, и поэтому он попытался опрокинуть неприятеля. Но сильный отпор невозможно было пробить без тяжелого вооружения. Лейтенант Ломан [Lohmann], командир противотанкового взвода, погиб в боях. Поскольку 3-й батальон 2-го полка все еще оставался где-то позади, линия охранения была отодвинута на 1500 метров назад. Во второй половине дня 3-й полк сменил 122-ю ПД.

Дневник боевых действий 3-го полка за 28.08 сообщает:

«Идет дождь. Дороги раскисли. Попрятавшееся по лесам мирное население один за другим возвращается в поселки. Мы направили мужчин на сбор и погребение трупов, в большом количестве лежащих вокруг. Каким образом это делается – это для нас точно нечто неповторимое. Уже окоченевших мертвецов при помощи тележек или на паре шестов стаскивают в штабеля, а потом с размаху сбрасывают в одну из многочисленных воронок и закапывают. Все это происходит при участии и на глазах всего населения, для которого это должно выглядеть внушительным зрелищем».

Вечером того же дня русские опять попытались прорваться к северу от Оредежа. Но наступление снова было сорвано заградительным огнем. Еще ни разу бойцы не видели такого количества убитых русских.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Юра ,это Никитинский перевод?

Мы с тобой остановились на вопросе как погиб мельденштадт( мельдельштадт)((Мюльферштедта ))

и на чувствительности взрывателей 50 мм мин ротного миномета.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 2]

На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения