lugapoisk

Форум Лужских поисковиков


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

аэродромы лужского района

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 9]

tanakosan

avatar
не обычный Профессор

Строй лётчиков из 154-го ИАП ЛенВО, входящего в ПВО Ленинграда.
http://www.allaces.ru/p/ls.php?div=iap0154029

список и анкетные данные на 26 летчиков 154 ИАП большинство погибло 1941-1943

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Спащенко Дмитрий Яковлевич Командир звена ?÷18.08.41 ПВБ
Боровков Александр Алексеевич Зам. командира аэ ?÷21.08.41 ПВБ
Матвеев Владимир Иванович ГСС Командир аэ 06.41÷10.41
+
Лагуткин Георгий Герасимович Командир звена 28.11.40÷11.41
+
Кукишев Иван Васильевич Пилот ?÷02.12.41 ПАК
Ковалев Виктор Аркадьевич Летчик ?÷09.12.41 ПАК
Беляков Василий Иванович Пилот ?÷17.12.41 ПВБ
Халиманцевич Владимир Павлович Зам. командира аэ ?÷17.12.41 ПВБ
Устинкин Михаил Дмитриевич Командир звена ?÷24.12.41 ПАК
Кочерга Павел Петрович

прикрывали ДОРОГУ ЖИЗНИ

Статистика вылетов СТОРОЖАКОВА (основные на лужской оборонительной позиции)

ПОГИБЛИ В ДЕКАБРЕ 1941

Список всех известных побед старшего лейтенанта А. Н. Сторожакова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".



п / п Д а т а Сбитые
самолёты Место воздушного боя
( одержанной победы ) Свои
самолёты миг 3
1 04.07.1941 г. 1 Ме-109 ( в паре - 1 / 2 ) Котка МиГ-3.
2 06.07.1941 г. 2 Ме-109 юж. Порхов
3 1 Ме-109 ( в паре - 1 / 2 ) Остров
4 10.07.1941 г. 1 Hs-126 озеро Заплюсье
5 1 Hе-111 юж. Городец
6 18.07.1941 г. 1 Ме-110 озеро Череменецкое
7 1 Не-111 ( в группе - 1 / 3 ) Боровичи
8 23.07.1941 г. 1 Hs-126 аэродром Торошковичи
9 27.07.1941 г. 1 Ju-88 ( в паре - 1 / 2 ) Сабск - Осьмино
10 26.08.1941 г. 1 Ju-88 ( в паре - 1 / 2 ) юж. станции Малая Вишера
11 10.09.1941 г. 1 "Хе-113" ( в группе - 1 / 3 ) юго - вост. аэродрома Кипуя

Всего сбитых самолётов - 6 + 6; боевых вылетов - более 150; воздушных боёв - около 30.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор



Титовка Сергей Алексеевич - командир звена 154-го истребительного авиационного полка 39-й истребительной авиационной дивизии Северного фронта, лейтенант.

Родился в 1919 году в городе Амвросиевка ныне Донецкой области Украины в семье рабочего. Украинец. Член ВЛКСМ с 1934 года. Окончил 7 классов.

В Красной Армии с 1937 года. Окончил военную школу пилотов.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года.

Командир звена 154-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) лейтенант Сергей Титовка совершил 48 боевых вылетов, в 19 воздушных боях сбил 4 вражеских самолета.

10 июля 1941 года в районе аэродрома города Городец Ленинградской области в воздушном бою, израсходовав боекомплект, таранил вражеский истребитель...

Похоронен в братской могиле в деревне Новоселье Лужского района Ленинградской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, лейтенанту Сергею Алексеевичу Титовке посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награжден орденом Ленина.

В городе Амвросиевка его именем названа улица, в честь С.А. Титовки установлена мемориальная доска. В совхозе имени Володарского Лужского района Ленинградской области Герою воздвигнут памятник.

рудель, хартман отдыхают
154 ИАП Это Асы из Асов!
Сергей Титовка
за 18 первых дней войны 19 боев 48 боевых вылетов и 4 победы( с нехваткой самолетов и пилотов ( в 154 полку 15-17 пилотов!!!) и господством в небе немцев)

с боями сразу против 9 -10 мессерОВ на звено(2 САМОЛЕТА) И-16 ИЛИ МИГ 3


по документам ЦАМО он погиб 12 июля а не 10 как в официальной версии , погиб над своим аэродромом подскока Городец 20 с лишним км юго( запад запад) г Луга на трассе луга псков

предположительно это был аэродром 2й эскадрильи( 5-6 самолетов) 154 полка

1я в торошковичах( 5 самолетов)

так вот это утро 11 когда немцы ломанулись 1 тд и 6 тд на лудони а навстречу им была брошена от лангиной горы 21 танковая дивизия 10 мех корпуса, бои в районе новоселья

12 -13 донесения что от авиации противника горят деревни на шоссе и гибнут беженцы







произошел бой танкисты(ком 21 мехкорпуса) в телефонных переговорах докладывал что дорога на псков контролируется авиацией противника и именно Титовка 12 когда немцы господствовали в воздухе над городком и нвосельем поднял свою эскадрилью над своим аэродромом в поселке городец и по линии городец -новоселье принял неравный бой с авиацией ( бомб) и ее прикрытием ( мессерами противника) предположительно 2-5 советскими машинами
и погиб повидимому приняв неравный бой против как минимум 1й бомбардировочной и 1й истребительной эскадры 1го воздушного флота немцев израсходовав боекомплект пошел на таран, по цамо в этот день больше никто не погиб ( в поиске) возможно взлетел один ( ведущим) или в паре( с ведомым)

именно поэтому похоронен в братской могиле новоселья

это моя гипотеза

предполагаю что аэродром 2 эскадрильи 154 иап мог быть до 13-14 в осьмино.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!!


Издание: Иноземцев И.Г. Под крылом — Ленинград. — М.: Воениздат, 1978.


Готовясь к решительному наступлению на Ленинград, противник усилил налеты на аэродромы базирования ВВС Северного фронта и Балтийского флота. Ленинградские летчики самоотверженно прикрывали Ленинград и свои аэродромы, вступая в неравные воздушные схватки с врагом. 10 июля (12 июля) для отражения нападения на аэродром трех немецких бомбардировщиков Ю-88 и четырех истребителей Хе-113 вылетело шесть летчиков(эскадрилья аэродрома городец) 154-го истребительного авиаполка. Среди них был и командир звена лейтенант С. А. Титовка. Во время боя он израсходовал весь боезапас. Выполняя без патронов атаки по ведущему группы бомбардировщиков, Титовка заставил их сбросить бомбы вне аэродрома. Затем, видя, что враг уходит безнаказанно, комсомолец таранным ударом уничтожил «юнкерc». Но это ему стоило жизни. За проявленное мужество и самоотверженность лейтенанту Сергею Алексеевичу Титовке 22 июля 1941 г. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.



Последний раз редактировалось: tanakosan (Пт 5 Окт 2012 - 12:31), всего редактировалось 7 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор


Лейтенант Гусев Сергей Иванович из состава 154-го истребительного авиационного полка в кабине своего истребителя И-16.

Лейтенант Гусев погибнет в воздушном бою 23 августа 1941 года, успев одержать 2 личных и одну групповую победу.

слева Петров Петров Георгий Георгиевич Гвардии подполковник Г. Г. Петров погиб в воздушном бою 13 июня 1944 года. Похоронен в посёлке Ропша Ломоносовского района Ленинградской области.



Последний раз редактировалось: tanakosan (Чт 4 Окт 2012 - 14:38), всего редактировалось 1 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
переходим к 159 ИАП ( сиверская)( 154 иап также в 39 ИАД)159 до войны базировалась воевавшему на ЛР в 39 авиадивизии почти ве пилоты погибли в боях в частности прикрывая свой полевой аэродром в муравьево( погиб и пропал без вести весь авиаобслуживающий персонал при захвате аэродрома немцами, так же погибли у аэродрома многие летчики 159 иап защищая его) а также сопровождая бомбардировщики СБ в боях на дальних подступах направление от луги на псков и на лужском рубеже прикрывая дорогу псков луга )

за 2 дня в районе где погибнет Титовка разбился


Алексеев сергей кондратович 19 ЛЕТ
159 полк он погиб 10 июля погиб в заполье 15 км от луги повидимому недотянул после боев сопровождая сб бомбить 41 танковый корпус гепнера на реке великой......

К 22.06.41 г. 159 полк имел на вооружении 15 самолетов И-16 (в том числе 2 неисправных), а также 58 МиГ-3( повидимому все миги были уничтожены на полевом аэродроме ГРИВОЧКИ( у Пскова) ибо 159 полк всю доргу до 1942 воевал на ишаках а к зиме на р-40 )(в том числе 1 неисправный), еще не освоенных летчиками. Позже получил также самолеты ЛаГГ-3.

На третий-четвертый день войны в наличии на аэродроме Сиверская было 23 исправных и 3 неисправных МиГ-3, остальные были переданы в другие части или в ремонт.(или в контейнерах или наверное успели перегнать из муравьево но... скорей всего это те 23 неосвоенных в контейнерах которые в июле 1941 ракидали по 5 полкам 39й авиа дивизии в том числе эти самолеты достались эскадрилье базировавшейся в торшковичах(тирково)154 и пара тройка 159)

С 14.07.41 г. входил в состав 39 иад. Осуществлял прикрытие станций Жихарево и Войбокало.

В начале августа 1941 г. полк перевели на трехэскадрильный штат, а примерно через месяц количество эскадрилий сократилось до двух.

в августе сентябре как и 154 полк работала над ладогой и волховым прикрывая воздушный и морской а до 8 сентября железнодорожный коридор к ленинграду и дорогу жизни

159 иап район Луга погиб 11 июля 1941 Канин Петр Михайлович



Последний раз редактировалось: tanakosan (Пн 8 Окт 2012 - 22:57), всего редактировалось 3 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Сидоренко Дмитрий Иосифович (ведущий звена) 159 иап ( скорей всего одна эскадрилья где погиб Канин и Алексеев 10 и 11 июля 1941 )пропал без вести так же в этом районе 13 июля 1941 , по всей видимости также в районе трассы луга псков у лудоней

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
основной же аэродром( базовый) 154 и 159 иап сиверская , на современной карте авиаторов множественные заброшенные недействующие аэродромы и в торошковичах(тирково) и городок выложенной на 2 й странице это все аэродромы подскока с которых летчики взлетали вести бои над приближающейся к луге линии фронта...

при налетах немецкой бомбардировочной авиации на аэродром сиверская погибло очень много летчиков эскадрилий 159 и 154 истребительного авиаполка при защите аэродрома и тревогах целые листы цамо июль август 1941 которые я здесь не выложил. Многие невернулись на сиверскую в августе и пропали без вести до последнего прикрывая с неба лужский рубеж оставляя с боями и погибая и прикрывая собой полевые аэродромы города ЛУГА что бы немцы в том числе и руддель не могли ими воспользоваться для налетов на Ленинград........


ВОТ ТАК ВОТ

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
ищу аэродром муравьево где в июле 1941 погибла и пропала без вести( повидимому прикрывали аэродром от захвата) большая часть летчиков и мат части и техников 159 иапа помогайте, наверно где то между лугой и псковом

tanakosan

avatar
не обычный Профессор


13 пункт Понявин Александр Георгиевич 21 год командир звена 154 ИАП погиб около аэродрома торковичи( тирково) похоронен в торковичах 21 июля 1941 года


наверное это 6й летчик 1 эскадрильи 154 что базировалась в начале июля 1941 в торковичах

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
потери ( из журнала безвозвратных потерь 159 и 154 иап) к концу 1941 сводного 154 и 159 полков и сведенной 29 и 275 истребительной авиадивизии в 275 авиадивизию(БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ЛР, в сентябре ближние потступы к городу красногвардейск красное село,сопровождение бомбардировщиков на ближних и дальних подступах, прикрытие малой вишеры и чудово ( жд ленинград москва, ленинград вологда) прикрытие дороги жизни в районе новой ладоги сопровождение единовременно десятки самолетов ЛИ 2 с эвакутрованными бои над жд чудово где немцы разбомбили эшелоны на узле жд с 2000 детей из ленинграда) 25 летчиков.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор

Карта базирования авиации противника за период с 22.06.1941 г. по 21.11.1941 г.

торошковичи ( тирково) "иммельман" бомбардировщики ю-87




на 12 июля 1941( данные на карте уже неточные) в городце максимум 3-4 и-16
в торошковичах (тирково) 3-6 миг 3

дислокация 154 ИАП базовый аэродром городец ( и-16 миг-3)

торошковичи (ТИРКОВО)15 самолетов миг-3





базовый аэродром сиверская 159 ИАП

fisenfender


Активный участник
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%EC%F3%F0%E0%E2%FC%B8%E2%EE_(%E0%FD%F0%EE%E4%F0%EE%EC)
быть может Смуравьёво
что самое интересное на карте(кстати если верить-особой важности,а это просто высший предел секретности)базовых,оперативных и строящихся аэродромов его нет...

fisenfender


Активный участник
а вот нашёл
http://rusfolder.com/32968935
http://rusfolder.com/32968936
севернее Гдова

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Рад знакомтву с Вами спасибо изучаю , у меня Ваши вчерашние ссылки что то не сработали на 2й странице нашнй с вами темы про аэромы

http://rusfolder.com/32933134
http://rusfolder.com/32933135
http://rusfolder.com/32933136
http://rusfolder.com/32933137

что то неоткрылись а сегодняшние ночные нормально.

http://rusfolder.com/32968936 Вы мне кусочек отсюда не вырежете севернее гдова муравьево у меня видеокарта не открывает весь обем карты.

С уважением.






вот лист списка безвозвратных потерь 39 авиадивизии ( всего в том числе и не летного состава)до 10 сентября, на других страницах есть погибшие летчики пропавшие без вести у муравьево


в 39 аид на начало войны и июль было 5 полков в том числе и 154 и 159 может это люди других полков Ваша карта все прояснит...

я так понимаю что муравево это чей то оперативный аэродром наподобие тирково у 154 аип у которой базовый в городце.


на схемах строящихся аэродромах( муравьево) ( сов секретно) я его не видел.

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
Эскадрилья оперативного аэродрома Тирково миг-3
боевой состав

Петров Матвеев Сторожаков Понявин



у меня пока достоверно по всем данным о боях(эскадрилья тирково) только эти 4 человека







нашел фильм о мессере 109 и миге 3 сравнительно тактикотехнические характеристики
фильм жесткий ибо миг 3 очень сырой и ненадежный самолет летать на нем не говоря уже о бое мог только АС!!!

В фильме 154 полк может перед войной или на ЛР В частности командир эскадрильи петров в поле обучает летчиков может даже тех самых миг-3 из 154

в фильме кстати тактика совместного боя и-16 и миг -3 а именно это тактика пошла от 154 полка и внедрялась по всем фронтам

миги в верхнем эшелоне а ишаки ниже 3000 метров соместно

и не тройки а с 15 июля 1941 двойки ( ведомый ведущий)

новиков ком авиацией северного фронта внедрил официально двойки звенья на весь вронт с 15 июля а далее опыт пошел до черного и баренцевого морей




петров слева

fisenfender


Активный участник
http://rusfolder.com/32970798
вот вырез

tanakosan

avatar
не обычный Профессор


дислокация немцев на аэродромах :

дислокация 156 ИАП 39 ИАД и бомбардировочной авиации



Спасибо все понял.... совместил Вашу карту с картой расположения авиации северного фронта
ЦАМО фонд 249 опись 1544 единица хранения 16
Дислокация частей ВВС СЗФ на 12.VII.41 года


это 156 ИАП той же на июль 1941 39 истребительной авиадивизии которые прикрывали расположенную там же( на тактических аэродромах) по вашей карте бомбардировочную авиацию

у меня создается впечатление что тактических аэродромов( полевых аэродромов подскока и запасных) в каждом районе базирования иапов было больше чем на официальных секретных картах и ИХ расположение на современных картах дельто и маломоторщиков с послевоенными хим полями полностью соответствует их расположению


нашли короче это люди 156 иапа


Сформирован в январе 1940 г. На вооружении имел самолеты И-16. Входил в состав 39 иад. Перед началом войны базировался в Пушкине (Лезье).

С первых дней войны действовал на Северном и Ленинградском фронтах.

В середине сентября 1941 г. выведен на переформирование. Перевооружен самолетами ЛаГГ-3.


состав 39 АИД

17 иап
08.41 - 09.41


127 иап
22.09.41 - ?


154 иап



155 иап
06.41 - 07.41


156 иап
22.06.41 - 13.09.41


158 иап
07.41 - 01.42


159 иап
14.07.41 - 03.42


196 иап
07.41 - 18.08.41
30.11.41 - 03.42



Последний раз редактировалось: tanakosan (Вс 7 Окт 2012 - 22:57), всего редактировалось 2 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
истребительная эскадра 1 воздушного флота вермахта воевавшая на северном театре войны
(СЕВЕРНЫЙ - с 27.08.1941 ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ)( воздушные бои с 39 ИАД)


Потери личного состава JG54потери JG 54 за 1941 год составили ? лётчиков (к 22.07.41 37 лётчиков из 112 человек списочного состава были убиты или числились пропавшими без вести)




JG-54




сводные потери
потери 39 и 275 авиадивизии к концу 1941 25 человек воевавшей на этом направлении

советские асы 154 АИП

за всю войну.
38л+8г (вкл. 2 в Финляндии) Покрышев Петр Афанасьевич
http://airaces.narod.ru/winter/pokryshv.htm

покрышев в 1942 возле самолета командира Р-40

34л+5г Чубуков Федор Михайлович
29л+9г Чирков Андрей Васильевич
28л Леонович Иван Семенович
16л+7г Горбачевский Александр Иванович
15л+3г Коршунов Константин Ионович

Титовка Сергей Алексеевич

за неделю боев северного фронта завалил 4 мессермидта 109
погиб 12 июля 1941

Сторожаков Алексей Николаевич фактически за 2 месяца боев 6 одиночно и 6 в группе погиб 10 сентября 1941

маркировка комэска 154 иап и 159 ( ВОЕВАЛ в начале войны в 159 НА И-16)иап американский конец 1942г Curtiss P-40D Kittyhawk / Warhawk и наш И-16 МИГ 3 В 1941 все были выбиты а производство их в 1942 сошло на нет





В 1943 Покрышев сделал свой самолет приметным для немцев чем сильно рисковал( дуэлей) нарисовав на нем кота




Последний раз редактировалось: tanakosan (Пт 5 Окт 2012 - 12:32), всего редактировалось 1 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
""""что самое интересное на карте(кстати если верить-особой важности,а это просто высший предел секретности)базовых,оперативных и строящихся аэродромов его нет...""""

МНЕ кажется как не парадаксально полевые ( оперативные) ,запасные, ложные я их называю аэродромами подскока не попадали на уровне фронта в особоважные карты расположения авиадивизий а наверное как и укрепрайоны и участки полевого наполнения( на уровне батальона дивизии) ЛОГ и оставались секретом на уровне дислакации авиадивизии

по аналогии с баьальоном пехоты эскадрилья полка

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
количество самолетов (рабочих) в 39 авиадивизии на 6 сентября 1941!!!!

И-16 12ШТ
МИГ-3 26 ШТ
АР-2 1 ШТ

39 ШТ на 8 авиаполков и как минимум на 24 эскадрилий по довоенному штату!!!
по 1-2 шт на эскадрилью

ЦАМО фонд 217 опись1221 дело 188 сводки штаба ввс ленфронта

Юрий

avatar
Старожил
Надо отдать им должное. Немецкие вояки жаловались на них ещё в 41 году. Видно здорово насолили им наши лётчики. Правда, только на одном направлении. ( район Сабска)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор
юра двавй поподробнее мы тут историю восстанавливаем)

собачьи свалки над сабском 14-20 июля из книги ком авиацией сев фронта Новикова?

tanakosan

avatar
не обычный Профессор

Messerschmitt Ме Bf.109G-2, пилот: Wilhelm Schilling. (9JG54, 1941)

истребительная Эскадра JG54 "Grunherz" - "Зелёное сердце"






журнал "Авиация и космонавтика"№ 01 1999г. /Валерий Дымич/
кусок из статьи


Grunherz" - "Зелёное Сердце" - герб Тюрингии, где родился коммодор Ханнес Траутлофт. Впервые эта эмблема появилась на истребителе Не-51 лейтенанта Траутлофта в Испании в 1937 году.
Jagdgeschwader (JG) - Истребительная Эскадра (дивизия) состояла из трёх Групп (с середины 1943 года к ним добавилась четвёртая) штабного штаффеля.
Gruppe- Группа (полк) состояла из трёх штаффелей и штабного шварма. Обозначалась римской цифрой с точкой, например: II.LJG 54.
Staffel - штаффель (эскадрилья) состоял из трёх швармов, причём каждый штаффель Эскадры имел свои порядковый номер от 1 до 9, а с середины 1943 года - до 12. Штаффель обозначался арабской цифрой с дробью, например 3/JG54
Schwarm - шварм (звено) состояло из четырёх истребителей.
Rotte ротте (пара), состояла из ведущего (rottefuhrer) и ведомого (rotteflieger, в просторечии - katchmarek).
Horrido! - Хорридо - победный клич, по имени святого Хорридуса, считавшегося покровителем летчиков Люфтваффе.
"Иван" - презрительное прозвище МиГ-3 немецких летчиков, считавшего, что он "дубоват".
"Крыса" - прозвище И-16 еще с войны в Испании.




В первых воздушных схватках советские лётчики часто допускали ошибки, которые объясняются только недостатком боевого опыта.
Отсутствие навыков управления группами истребителей в бою вело к тому, что функции командира заканчивались уже после первого этапа - сближения. Затем строй распадался и отдельные схватки продолжали звенья или одиночные самолёты.
Недоверие к радиосвязи и незначительная радиофикация истребителей снижали возможности боевых групп. Применение визуальных сигналов - жестов рукой, эволюции самолётом и пуск сигнальных ракет, не только не способствовало организации группового боя, но и часто дезориентировало лётчиков.
Основным недостатком построения советских истребительных групп было звено из трёх самолётов. Роли в звене распределялись следующим образом: командир (ведущий) - атакует, заместитель командира (левый ведомый) -поддерживает атаку, третий лётчик (правый ведомый) - прикрывает группу огнем. Такой порядок был утвержден в середине двадцатых годов, когда огневой мощи одного истребителя не хватало для уничтожения бомбардировщика, а бой истребителей между собой считался второстепенной задачей.
Однако трёхсамолётные звенья красиво и грозно выглядели только на воздушных парадах. В бою ведомые затрудняли взаимный маневр, а при энергичном пилотировании - могли столкнуться. Очень часто звено просто "рассыпалось" в бою.
Тем не менее, общий уровень подготовки кадровых офицеров советских ВВС был высоким. Несмотря на многочисленные запреты и ограничения (в цепях снижения аварийности и экономии горюче-смазочных материалов), сопровождавшие учебно-тренировочный процесс в боевых частях, подавляющее большинство лётчиков выполняло весь комплекс фигур высшего пилотажа, совершало полёты в сложных метеоусловиях, в непосредственной близости от земли, а также знало и использовало возможности своих самолётов.
Уже в первый день войны советские лётчики продемонстрировали противнику свою манеру ведения воздушного боя - энергичную, жестокую и бескомпромиссную. В отличие от немецких пилотов, которые предпочитали рациональные, прагматичные, а подчас шаблонные, но хорошо отработанные манёвры, воздушные бойцы ВВС РККА маневрировали с большими перегрузками, не избегали лобовых атак и боев на малой высоте.
Элитная истребительная Эскадра JG54 "Grunherz" - "Зелёное сердце", вступившая в войну 22 июня 1941г., признаётся немецкими историками лучшим из всех соединений Люфтваффе.
Помимо достоинств, присущих в той или иной степени немецким истребительным Эскадрам, "Grunherz" известна самым низким уровнем потерь в воздушных боях II Мировой войны.
И тем не менее, ровно через месяц после начала войны командир "Grunherz" майор Траутлофт подписал приказ по Эскадре, в котором, в частности, говорилось: "Нельзя приветствовать увлечение некоторых наших товарищей манёвренными боями с "крысами" и "иванами". Рыцарские поединки не для Востока. Мы должны просто побеждать".
Этот приказ появился не на пустом месте: к 22 июля 37 лётчиков Эскадры из 112, были убиты или пропали без вести, а тенденции к снижению потерь не наблюдалось.
Штаффелькапитан 5/JG54 Хуберт "Хубс" Мюттерих несомненно высказал мнение руководства Эскадры, остроумно заявив: "Не загоняйте "крысу" в угол, ведь в этом случае ей остаётся только одно - вцепиться вам в глотку"! Так случилось, что в первый месяц боев погибли рядовые лётчики JG54, не одержавшие большого количества побед.




Рассказывать о них, как впрочем и о всех лётчиках Эскадры, не вернувшихся из боевых вылетов в 1941 - 1945 годах, мы не имеем возможности, ибо подобный материал по объёму более подходит для монографии.
Однако очень скоро качественный состав потерь "Grunherz" изменился. Всё больше и больше "асов", командиров различных рангов или лётчиков, пользовавшихся авторитетом и любовью в JG54, погибало в воздушных боях на востоке. О них наш рассказ.
Первый серьёзный удар по репутации Эскадры был нанесён 30 июля 1941 года. В этот день не вернулся на свой аэродром командир III Группы хауптман Арнольд Лигниц (25 побед), ставший жертвой собственного любопытства и неосмотрительности.
Когда Ленинград оказался в радиусе действий Bf-109, лётчики "Grunherz", видевшие с воздуха многие города Европы, не могли удержаться от искушения.
В тот день хауптман Лигниц и его ведомый лейтенант Эрвин Лейкауф в инициативном порядке взлетели и, миновав линию Фронта, направились к центру Ленинграда. Над Невой ведущий начал разворот и в этот момент пара "мигов", незаметных в лучах солнца, обрушилась на "мессершмитты" сзади. Лейтенант Лейкауф, прозванный "змеей" за манеру пилотирования, скольжением уклонился от трассы и, выполняя переворот через крыло, увидел, что истребитель командира сбит и падает, вращаясь по спирали.
Лигниц покинул подбитый истребитель и спасся на парашюте, однако, упал на крышу дома, а с неё - на мостовую. Через два дня он скончался в Военно-Морском госпитале. Групповую победу над немецким асом одержали лётчики 7 ИАП капитан Поляков и старший лейтенант Шамин.
11 сентября был сбит и погиб любимец I Группы, весёлый и добродушный Хуберт Мюттерих (43 победы), охотившийся на востоке весьма непродолжительное время. В пяти километрах южнее Ладожского озера его "мессершмитт" расстрелял в упор лётчик 191 ИАП старший лейтенант Новиков. Судьба сыграла с Мюттерихом злую шутку: главную в своей жизни "крысу" он даже не увидел. Заваливаясь на правое крыло, немецкий истребитель направился в сторону озера, полого развернулся на запад и, сорвавшись в штопор, разбился.
17 декабря попал в плен командир I Группы хауптман Юлиус фон Селла (15 побед). Его "мессершмитт" в районе Новой Ладоги сбил лётчик 154 ИАП капитан Петр Покрышев. На допросе в штабе Ленинградского Военного округа Фон Селла держался вызывающе, но на вопросы генерала Новикова отвечал охотно, а в конце беседы попросил передать советскому лётчику, сбившему его, своё личное оружие. Этот пистолет был выставлен в музее Обороны Ленинграда.
14 Февраля 1942 года в районе Великих Лук был сбит и погиб новый командир I Группы хауптман Франц Эккерле (62 победы). Из четырёх "мессершмиттов" Эскадры, участвовавших в этот день в бою с "харрикейнами" 191 ИАП, ни один не возвратился на аэродром Рельбицы.
Кто именно из советских лётчиков (доложивших о падении всего двух "мессершмиттов") уничтожил немецкого аса, установить невозможно. Индивидуальная победа была записана старшему лейтенанту Кузнецову, а групповая победа - старшим лейтенантам Лойко и Аравину.
12 марта сразу два истребителя из штабного штаффеля не вернулись со "свободной охоты". В 12.00 ведущий пары унтерофицер Хейнц Бартлинг (67 побед) вышел на связь с Сиверской и сообщил, что находится в десяти километрах северо-восточнее Шлиссельбурга, над Ладожским озером, после чего никаких сведений от лётчиков не поступало. Через месяц Бартлинг и его ведомый лейтенант Херман Лейште (29 побед) были признаны пропавшими без вести. Однако их судьба известна.
Назначенный незадолго до этого командиром 3 эскадрильи 4 ГИАП старший лейтенант Василий Голубев по праву считался "истребителем истребителей". Участвуя в воздушных боях с первого дня войны, он уничтожил к 12 марта 1942 года восемь "мессершмиттов" и два финских истребителя Хоук-75.













Последний раз редактировалось: tanakosan (Сб 6 Окт 2012 - 1:10), всего редактировалось 3 раз(а)

tanakosan

avatar
не обычный Профессор


МИГ - 3 "ИВАН"

Июнь—июль 1941 года

из книги Новиков, Александр Александрович (маршал авиации 1941-45 ком авиации ленфронта)
В небе Ленинграда

15 июля под Ивановским и Большим Сабском начались жестокие бои. Так на подступах к Ленинграду возникло новое угрожающее направление. Вернувшись от Попова к себе в штаб, я созвал небольшое совещание. Мы прикидывали и так и этак и, в конце концов, сошлись на том, что для борьбы с 41-м моторизованным корпусом немцев придется привлечь часть сил фронтовой авиагруппы. Иного выхода не было. Из-за усложнившейся обстановки на Карельском перешейке мы не могли больше ослаблять ВВС 23-й армии, бомбардировочную авиацию которой еще раньше всецело переключили для действий на юго-западе от Ленинграда. Тогда же в принципе решили и вопрос о создании [88] оперативной группы во главе с моим заместителем И. П. Журавлевым. Ему поручили непосредственно руководить всеми боевыми действиями авиации на новом направлении.

Незадолго до описываемых событий решением ГКО были созданы главные командования ВВС трех направлений. Меня назначили командующим военно-воздушными силами Северо-Западного направления. Отныне в мои обязанности уже официально входила координация усилий авиации двух фронтов и морской. Однако никаких особых прав в отношении ВВС КБФ и авиации ПВО Ленинграда мое новое положение мне не давало, они не находились непосредственно в моем подчинении, и я не мог просто приказать командующему ВВС КБФ В. В. Ермаченкову или командиру 7-го иак С. П. Данилову, а должен был согласовать с ними тот или иной вопрос. К чести обоих должен сказать, что они не страдали местническими настроениями и не усматривали в моем вмешательстве ущемления их авторитета, понимали, что авиация должна быть собрана в кулак, и с первых же дней войны во всем шли мне навстречу.

Вечером, 12 июля, предварительно заручившись согласием главкома Северо-Западного направления К. Е. Ворошилова о привлечении морской авиации для оказания помощи нашим войскам под Ивановским и Большим Сабском, я был у командующего ВВС КБФ генерала В. В. Ермаченкова и договорился с ним о совместных действиях.

Вернулся я в штаб на Дворцовую площадь поздно и сразу же потребовал боевую сводку дня. Ничего утешительного в ней не было. Правда под Лугой противник безуспешно пытался занять предполье, но на новгородском направлении соединения 56-го моторизованного корпуса теснили нас на Сольцы. Наша авиация, пользуясь улучшением погоды, все светлое время висела над войсками гитлеровцев, нанося по ним бомбовые и штурмовые удары. По предварительным данным, советские летчики только на лужском направлении уничтожили за двое суток — 11 и 12 июля — 60 танков и около 100 автомашин с мотопехотой врага{99}.

Отдельно от сводки лежала телефонограмма. «Опять потери!» — с горечью подумал я. Но на этот раз ошибся. В телефонограмме сообщалось о подвигах двух летчиков-истребителей командира эскадрильи 154-го иап коммуниста В. И. Матвеева и командира звена 19-го иап кандидата в члены партии Антонова. Оба сбили вражеские самолеты тараном{100}.

С 14 июля для ленинградских летчиков началась новая полоса испытаний. Противник, встревоженный большой активностью нашей [89] авиации, стал спешно перебрасывать ближе к фронту свои истребительные части. Воздушная разведка отметила и перебазирование бомбардировочных эскадр на аэроузлы Пскова, Порхова и Острова.

До конца месяца ВВС фронта не получали ни малейшей передышки, летчики работали с полным напряжением физических и моральных сил.

Основные события в небе развернулись над вражескими плацдармами в районах Ивановское — Большой Сабск и Сольцы — Шимск. 14 июля по приказу главкома Северо-Западного направления советские войска нанесли контрудар по прорвавшемуся к Шимску 56-му моторизованному корпусу Генерала Манштейна. Мы привлекли сюда более 200 самолетов, в основном бомбардировщиков. За пять суток соединения 11-й армии отбросили противника на 40 км. 8-я танковая дивизия фашистов оказалась отрезанной от главных сил корпуса и вырвалась из окружения ценой больших потерь. Тылы войск Манштейна были буквально разгромлены. Этот неожиданный удар будущий генерал-фельдмаршал, с войсками которого мне впоследствии не раз приходилось сталкиваться под Сталинградом и на Украине, запомнил на всю жизнь. Много лет спустя после рассказываемых событий, не будучи в силах обойти правду, он признался, что положение его корпуса в те дни оказалось незавидным и даже критическим{101}.

Этим внезапным для противника контрударом мы временно ликвидировали угрозу прорыва на Новгород, облегчили положение своих войск под Лугой и выиграли время, необходимое для усиления обороны на Лужском рубеже и ближних подступах к Ленинграду.

Во многом способствовали нашему успеху и летчики. Они геройски вели себя не только в воздухе, но и на земле. Будучи сбитыми, в плен не сдавались, дрались до последнего вздоха, упорно пробивались к своим и часто возвращались в строй.

Мне особенно запомнился такой случай. Однажды в самый разгар июльских боев в кабинет вошел комиссар штаба ВВС фронта [90]

М. И. Сулимов и положил на стол чей-то рапорт. Я мельком взглянул на подпись. Докладывал командир 44-го Краснознаменного бомбардировочного авиаполка{102}.

— Опять насчет пополнения? — вырвалось у меня.— Скажите, что нет, пусть обходятся тем, что имеют. Ни одного СБ. Вы же сами знаете: истребителей хоть понемножку, но подбрасывают, а о бомбардировщиках и слышать не хотят.

Я откинулся на спинку стула и посмотрел на Сулимова.

— Скоро вообще останемся без ударной группы, придется истребители приспосабливать под штурмовики.

Говоря так, я нисколько не преувеличивал. Передо мной лежала сводка боевого состава ВВС Северного фронта. Последние десятидневные бои на юго-западе от Ленинграда изрядно потрепали нашу бомбардировочную авиацию. К тому времени у нас для борьбы с группой армий «Север» имелось около 80 СБ и АР-2. Крохи остались и у балтийских моряков. Оперативно подчиненным нам 1-м дальнебомбардировочным авиакорпусом распоряжалось Главное Командование — сегодня он у нас, а завтра его могли передать другому фронту.

— Посмотрите, — и я пододвинул на край стола сводку.

— Да, большие потери,— пробежав глазами документ, согласился Михаил Иванович.— А впереди...

Сулимов не договорил и сокрушенно покачал головой.

— Но будут летчики, будет и техника. Сбитые летчики не остаются в тылу противника, а пробиваются к своим. Прочитайте докладную, товарищ командующий.

Докладная оказалась интересной и необычной.

В районе Острова был сбит наш СБ, посланный на разведку. Советские летчики приземлились на парашютах в тылу у противника и скрылись в лесу. На пути к линии фронта командир экипажа старший лейтенант П. А. Маркуца встретил большую группу солдат из 749-го стрелкового полка, возглавил ее и с боями вывел в расположение наших войск.

Это краткое донесение я читал с большим удовольствием еще и потому, что лично знал Павла Андреевича Маркуцу. Он был отличный летчик и светлой души человек. Маркуце шел 34-й год, но он имел уже большой боевой опыт: служа в кавалерии, сражался во время конфликта на КВЖД, участвовал в боях на Дальнем Востоке, в Монголии и Финляндии на Карельском перешейке. У него была романтическая натура. Это и привело его в кабину боевого самолета. Он был очень начитан, страстно любил поэзию и сам писал стихи.

Прочитав докладную, я сказал, что Маркуца достоин самой высокой награды — звания Героя Советского Союза. Возможно, [91] совершенное им по степени героичности не поставишь в один ряд с воздушными и огненными таранами, но стойкость духа его, самоотверженность, верность воинскому долгу, долгу коммуниста и гражданина вне сомнения. Он проявил все эти качества не в обычных условиях, а в обстановке трудной и для него непривычной. А это уже есть подвиг. Наконец, в то время огромное морально-политическое значение имел сам факт выхода из окружения большой группы советских бойцов со всем вооружением, имуществом и знаменем воинской части. Случаев таких в первые месяцы войны было много, и они были типичными. Но этот факт был один из первых, и мы, ленинградцы, столкнулись с таким фактом впервые. Вот почему мы представили Маркуцу к высшей воинской награде. 22 июля вышел в свет Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении П. А. Маркуце звания Героя Советского Союза.

Вернувшись в свою часть, Маркуца снова сел за штурвал боевого самолета. До конца года он совершил немало славных ратных дел, не только громил врага, но и доставлял из глубоких рейдов в тыл противника немало ценных сведений. Как и все ленинградские летчики, Павел Андреевич не щадил себя. В конце декабря 1941 г., несмотря на низкую облачность и сильный туман, он поднял свой СБ в воздух. Это был последний полет отважного летчика. С боевого задания Павел Андреевич не вернулся.

Последние шесть дней второй декады июля были характерны ожесточеннейшими воздушными схватками. Особенно жаркие бои кипели над плацдармами противника в районах Ивановского и Большого Сабска. Противник бросил сюда основные бомбардировочные и истребительные силы, в том числе известную 54-ю истребительную эскадру. Враг стремился задавить наши малочисленные войска, почти не имевшие танков, массой своей наземной и воздушной техники. Но ополченцы и курсанты, активно поддерживаемые ленинградскими летчиками, стояли насмерть.

В воздухе с рассвета дотемна гудели моторы и вспыхивали трассирующие пулеметные и пушечные очереди. Отдельные схватки быстро, по мере концентрации авиации с той или с другой стороны, переросли в затяжные бои, принявшие, в конце концов, характер подлинного воздушного сражения, длившегося шесть суток подряд. Вот тогда-то мы впервые по-настоящему и почувствовали промахи в нашей тактике и в управлении авиацией над полем боя.

В середине июля мы могли привлечь к активным действиям на юго-западе от Ленинграда не более 500 исправных машин всех типов. Соотношение сил в воздухе в районах боев было примерно 2:1 в пользу гитлеровцев. Все это: драматичность обстановки, качественное и количественное превосходство вражеской авиации, несоответствие некоторых весьма важных тактических и организационно-управленческих форм и методов наших [92] ВВС требованиям современной войны — заставило нас перестраиваться на ходу и упорно искать нужное соответствие.

Поиски эти начались стихийно, вначале просто в силу внутренней потребности летчиков и командования в новом и предчувствия надвигавшейся большой беды. Но уже через две недели поиски эти стали строго целенаправленными. Мы настойчиво собирали авиацию в кулак. Ввиду ограниченности прав не трогали ее деление на фронтовую и армейскую, но, по существу, убирали все промежуточные звенья, все более и более концентрируя и подчиняя ее командованию ВВС фронта{103}. Фактически уже в июле войсковые соединения не имели собственной авиации. Значительным изменениям подвергся и порядок управления ВВС общевойсковых армий. Так, бомбардировочные силы ВВС 23-й армии мы полностью влили во фронтовую группу, а ее истребительную авиацию часто использовали для действий на юго-западе от Ленинграда. Только ВВС 14-й и 7-й армий ввиду их удаленности от Ленинграда и самостоятельности боевых задач оставались автономными и действовали по указанию Военных советов общевойсковых армий.

Велись поиски и в области тактики. Летчики все более и более убеждались в необходимости как можно быстрее отказаться от использования истребителей в плотных строях и в боевых порядках групп. Такое громоздкое построение чрезвычайно усложняло ведение воздушного боя, ухудшало маневренность машин и крайне затрудняло управление действиями летчиков. Такой принцип применения авиации в современных условиях оказался в противоречии с характером боя, стал тормозом на пути развития его тактики, сковывал действия и тактическое мышление пилотов, лишал их самостоятельности и инициативы в небе.

В результате настойчивых поисков в основу боевого порядка истребителей была положена «пара», состоявшая из ведущего и ведомого. Она заменила собой звено из трех машин. Из таких пар создавались боевые группы из четырех, шести и восьми самолетов. При необходимости пары в группе эшелонировались по высоте. Вскоре каждую такую группу мы стали делить на две — ударную и прикрывающую. Эти новшества упростили управление истребителями в бою и значительно повысили эффективность их действий{103}. [93]

Кстати, командование Северо-Западного фронта уже в первые дни войны, убедившись в неправильности деления авиации на фронтовую и армейскую, вывело последнюю из подчинения командующих общевойсковыми армиями. Это дополнительное свидетельство того, что сложившаяся перед войной система многоступенчатого управления ВВС была ошибочной. К сожалению, из-за больших потерь авиации и общего тяжелого положения войск этого фронта проведенная реформа практического влияния на боевую работу летчиков уже оказать не смогла

Но все это как система сложилось позднее. В июле летчики только нащупывали новые пути. Однако уже тогда в действиях наших истребителей ясно вырисовывались основы будущей боевой тактики.

Все началось с «собачьих свалок». Так кто-то очень метко назвал воздушные бои, происходившие над вражескими плацдармами в районах Ивановского и Большого Сабска. В этих схватках, в которых часто с той и с другой стороны участвовало по нескольку десятков самолетов, машины так перемешивались, что совершенно невозможно было разобрать, где свои, а где чужие.

Но такой калейдоскоп был на руку противнику. Гитлеровские летчики сражались парами, на борту у каждого «мессершмитта» была приемнопередающая радиостанция, что позволяло немецким пилотам быстро ориентироваться в обстановке и подавать команды, а преимущество в скорости и вертикальном маневре — уходить от атак и создавать выгодные для себя ситуации. Требовались контрмеры, и советские летчики нашли их. В ходе этих боев возникли комбинированные группы, состоявшие из истребителей разных типов, и новая тактика ведения воздушного боя.

Воздушные бои, как правило, происходили на малых и средних высотах — до 3 тысяч метров над землей. Здесь Me-109 и в скорости, и в маневренности значительно превосходил наш основной новый истребитель МиГ-3, созданный специально для перехвата вражеских самолетов на большой высоте. И-16 и И-153, напротив, отлично чувствовали себя на малых и средних высотах. Неплохо вел себя на средней высоте и Як-1. Летчики, летавшие на «ишачках», «чайках» и «яках», быстро приметили это и изменили способ взаимодействия с «мигами» — перестроились в нижний эшелон и оттуда повели атаки на «мессеров», выбивая их из-под хвостов тяжелых МиГ-3. Но успешно действовать звеньями (тремя самолетами) в такой обстановке было нельзя, и ленинградские летчики невольно стали переходить на ведение боя парами.

Особенно эффективен был новый боевой порядок в строю «пары в кругу». В таком строю хорошо было обороняться против численно превосходящего противника. Часто и всегда с успехом применяли ленинградские летчики это построение и при атаках больших групп вражеских бомбардировщиков.

Первыми систематически применять боевой порядок «пары» стали будущие прославленные ленинградские асы Петр Покрышев и Андрей Чирков. Кстати, Покрышев предложил перейти на «пару» еще во время войны с Финляндией. Я помню, как он горячо доказывал преимущества «пары» перед звеном из трех самолетов. Но тогда вопрос этот повис в воздухе, однако не потому, что инициатива исходила от рядового летчика, а командование ВВС округа не смогло оценить выгоды нового боевого порядка истребителей. Переход к «паре» во многом менял тактику воздушного боя — делал его более стремительным и быстротечным.

А это, в свою очередь требовало от ведущего и ведомого абсолютной синхронности и согласованности в действиях, достичь чего было невозможно без наличия на борту каждого истребителя приемно-передающей радиостанции. Да и раций портативных и надежных у нас тогда не было.

Вслед за Покрышевым и Чирковым стали летать парой тоже впоследствии известные асы ленинградского неба Александр Булаев и Петр Лихолетов, Петр Пилютов и Алексей Сторожаков. Их примеру последовали и другие летчики.

Я тотчас узнал об этих уставных нарушениях, но посмотрел на них сквозь пальцы. Официально разрешить «пару» тогда не мог в силу ограниченности своей власти, но и запрещать не стал. Рассудил так: у противника в воздухе подавляющее численное преимущество, и плох я буду как командующий ВВС фронта, если не стану помогать летчикам изыскивать возможности для сокращения неравенства в силах. Кроме того, новое всегда требует основательной проверки, и если «пара» оправдает себя, а первые опыты убеждали в этом, у меня появятся веские основания утверждать, что она жизненна.

Несколько отвлекаясь, скажу, что жизнь, хотя и с большим опозданием, все же заставила провести эту реформу и на исходе второго года войны с Германией основой боевого порядка в нашей истребительной авиации стала пара самолетов. Этому в значительной мере способствовала практика ленинградских летчиков. Конечно, неверно было бы утверждать, что именно им принадлежит приоритет в этой области тактического искусства наших ВВС. Несомненно, что в это же время начали осваивать «пару» и летчики других фронтов. Но первыми массово применять новый боевой порядок в истребительной авиации стали именно ленинградские летчики, которые уже в июле 1941 г. начали летать и вести воздушный бой парами.


Героизм и мастерство летчиков, наше общее стремление использовать малейшую возможность для улучшения боевой работы авиации, целеустремленность, твердость и последовательность в решении задач, стоявших перед ВВС фронта, — все это позволило нам уже тогда драться с фашистскими летчиками почти на равных.

Конечно, лето 1941 г. было чрезвычайно тяжелым. Враг буквально давил нас своей силой, мощью и на земле, и в воздухе. Ведь в первый же день войны мы потеряли 1200 боевых самолетов{104}. Большие потери наших ВВС позволили противнику захватить господство в воздухе. И все же не везде и не всегда даже в самые тяжелые для нас дни лета 1941 г. гитлеровцы хозяйничали в небе как хотели. Советские летчики наносили им весьма [95] ощутимые ответные удары. Силу этих ударов фашисты особенно почувствовали под Ленинградом. Здесь в июле им так и не удалось завоевать господство в воздухе. Да, под Ленинградом в июле не было господства вражеской авиации, именно господства, а не превосходства, что не одно и то же.

На то, разумеется, имелись свои причины. О многих я уже сказал. Но не могу умолчать еще об одной, весьма существенной. В силу обстоятельств мы, ленинградцы, в самом начале войны получили почти две недели для подготовки своей авиации к встрече с главной группировкой противника, наступавшей на Ленинград. Войска Северо-Западного фронта сыграли роль буфера, смягчившего удар группы армий «Север», а ВВС этого фронта временно оковали действия 1-го воздушного флота гитлеровцев. Все это не в малой степени поспособствовало сохранению боевой мощи основных сил авиации Северного фронта — ленинградской авиагруппы — до начала решающих событий на юго-западных подступах к городу Ленина.

Сами мы в июле довольно скромно оценивали действия нашей авиации. Многого еще не знали, да и не до оценок нам тогда было. Но лучшая оценка — свидетельство противника. В служебном дневнике бывшего начальника генерального штаба сухопутных войск Германии генерала Гальдера 12 июля появилась такая запись:

«Авиация противника проявляет большую активность, чем наблюдалось до сих пор в районах групп армий «Юг» и «Север».

А в записи от 16 июля дается общая оценка действий советской авиации: «В общем в действиях авиации противника чувствуется твердое и целеустремленное руководство»{105}.

17 июля в штабе группы армий «Север» побывал главнокомандующий сухопутными силами вермахта генерал-фельдмаршал Браухич. Ознакомившись с обстановкой на фронте, он пришел к выводу, что положение в воздухе на юго-западных подступах к Ленинграду не в пользу немецких войск. По его указанию Гальдер записал тогда следующее:

«Превосходство в авиации на стороне [96] противника (курсив наш.— А. Н.). Боевой состав наших соединений, действующих на фронте, резко сократился... 8-ю танковую дивизию придется отвести с фронта»{106}.

Это, конечно, преувеличение, вызванное у Браухича впечатлением от большой активности нашей авиации, неустанно громившей противника на всех главных участках фронта и наносившей ему ощутимый урон. Превосходства нашего в воздухе тогда, конечно, не было. Было равенство, но достигнутое отнюдь не числом брошенных в сражение самолетов, в чем мы уступали врагу вдвое, а умелой организацией боевых действий авиации, своевременной концентрацией ее сил на важнейших участках фронта и, конечно же, и мастерством, и героизмом ленинградских летчиков.

В боях над Лужской оборонительной полосой было совершено еще несколько таранов. Всего же за 40 первых дней войны воздушные защитники Ленинграда нанесли по врагу 20 таранных ударов. В дальнейшем последовала новая серия воздушных таранов. Значение их невозможно переоценить. Но эти первые 20 были решающими. Необыкновенная, я сказал бы, фантастическая стойкость духа советских летчиков в огромной мере помогла нам под Ленинградом уже в июле 1941 г. свести почти на нет численное и техническое превосходство фашистской авиации.

Столкнувшись с таким необъяснимым для них явлением, как таран в небе, гитлеровские летчики стали вести себя неуверенно. Их постоянно преследовал страх перед тараном. И уже на исходе первого месяца войны немецкие пилоты начали избегать сближения с нашими истребителями на расстояние меньше ста метров. Это было на руку ленинградским летчикам, так как оставляло за ними преимущество в маневре, позволяло владеть инициативой в воздухе и навязывать врагу свою тактику. Страх перед тараном сковывал действия фашистов и мешал им в полной мере использовать превосходство своих самолетов. Нередко же гитлеровцы и вовсе не принимали боя.

Таран в то время имел огромное политико-воспитательное и психологическое значение. Он явился еще одним убедительным свидетельством, что мы уже тогда, в самый тяжелый период войны, взяли верх в главном — в области морального состояния армии и народа. А что это означало, можно судить по потерям фашистской авиации в первые недели войны. В том, что они оказались очень большими и неожиданными для врага, основную роль сыграли морально-политические качества советских летчиков.

Только за период с 22 июня по 19 июля противник потерял 1284 боевых самолета, т. е. более четверти всей авиации, которой [97] он располагал на Восточном фронте{107}. Значительные потери в технике и в кадрах вынудили гитлеровское командование уже в сентябре 1941 г. снимать авиацию с других театров военных действий и спешно перебрасывать ее на советско-германский фронт, направлять в действовавшие воздушные флоты пилотов, окончивших авиашколы в 1941 г.

Вот чем обернулась для нацистов уверенность в том, что наша авиация, застигнутая войной в стадии перевооружения, не сможет оказать серьезного сопротивления военно-воздушным силам вермахта. Просчитавшись на земле, фашисты просчитались и в воздухе. Гитлеровцы, несмотря на большой урон, который понесла авиация наших приграничных округов в первые дни вторжения, все же не смогли нанести ей решительного поражения и сбросить ее с весов войны. Помимо того, авиация внутренних округов и дальнего действия, авиационные заводы, базы и учебные центры оказались вне досягаемости вражеских воздушных ударов. Это позволило нам впоследствии, учтя опыт начального периода войны, создать, по существу, качественно новую, совершенную по тем временам боевую авиацию и соответственно перестроить ее тактику, основные принципы ее организации и управления.

Конечно, обошлось нам все это ценой крови многих наших [98]

летчиков, не щадивших себя в бою и часто шедших на самопожертвование. Но делавших это не стихийно, не в ослеплении ярости, а вполне сознательно, ибо так требовала обстановка. В основе этих подвигов лежало трезвое самосознание народа, понимавшего, что речь идет о жизни и смерти всей страны, всех ее социалистических завоеваний, и тот всеобщий героический настрой чувств, который не мог не передаться армии.

1941 год был тяжелым годом в истории нашего Отечества, и потому именно тогда нравственная сила народа выразилась с наибольшей чистотой, полнотой и энергией. Именно она, эта нравственная сила, умело поддерживаемая и направляемая партией, прикрыла те бреши, которые образовались тогда в нашей обороноспособности. Массовый героизм на фронте, «безумство храбрых» на какое-то время стали решающим фактором в неравной схватке с чудовищной военной машиной гитлеризма.

Из истории известно, что в такие критические периоды в жизни страны, каким стал для нас 1941 год, сознание и чувства народа необычайно обостряются. Он проявляет себя во всем блеске своих лучших качеств, становится еще мудрее и прозорливее. Он становится Героем во всеобъемлющем значении этого слова. Это и подтвердил 1941 год. Бросаясь тогда в воздушные и огневые тараны, под гусеницы танков, умирая, но не сдаваясь в плен, советские люди с потрясающей убедительностью показали свою преданность коммунистическим идеалам и социалистическому отечеству.

Факт этот огромной значимости, и факт бесспорный. Он особенно впечатляющ, когда происходит на твоих глазах. А мне однажды посчастливилось быть непосредственным свидетелем такого героического проявления духа народного. Правда, это случилось не в июле, а осенью, но время тут не имеет значения.

[i]мое примечание
жирным выделены летчики 154 ИАП первыми применившими новую тактику для рат и иванов и перешедших от троек в звене истребительной авиации к двойкам ( ведомый ведущий)



39 АВИАДИВИЗИИ
миг 3 над Ленинградом

tanakosan

avatar
не обычный Профессор

Пилютов Петр Андреевич

5 летчик эскадрильи мигов аэророма тирково
знаменитый летчик герой советского союза вывозивший челюскинцев с льдины на Р-5



Родился 23 Декабря 1906 года в деревне Лучин, ныне Рогачевского района Гомельской области, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. С 1924 года - рабочий металлургического завода в городе Аша Челябинской области. С 1928 года в Красной Армии. Окончил военную школу авиационных техников в 1932 году, Качинскую военную школу лётчиков в 1935 году. Участник спасения челюскинцев в 1934 году, боёв у озера Хасан в 1938 году, советско - финляндской войны 1939 - 1940 годов.

На фронтах Великой Отечественной войны с Июня 1941 года. Заместитель командира 154-го истребительного авиационного полка ( 39-я истребительная авиационная дивизия, 13-я Воздушная армия, Ленинградский фронт ) Капитан П. А. Пилютов в воздушном бою 17 Декабря 1941 года у озера Ладожское с 6 истребителями противника сбил 2 вражеских самолёта и, несмотря на ранение, сумел посадить свой подбитый самолёт. К этому времени он совершил 170 боевых вылетов. В воздушных боях лично сбил 6 и в составе группы 4 самолёта противника. 10 Февраля 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего за время войны лично сбил 17 вражеских самолётов.

После войны продолжал службу в ВВС. С 1955 года Полковник П. А. Пилютов - в запасе. Жил и работал в Ленинграде. Награждён орденами: Ленина ( четырежды ), Красного Знамени ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды ( дважды), медалями. Умер 24 Марта 1960 года. В городе Аша его имя носит парк, а в Ленинграде - улица.

* * *

Пётр Пилютов родился в 1906 году, в глухой деревеньки Лучин. В 8 лет мальчик остался без матери. Отец, безземельный батрак, не мог один прокормить 4-х детей. Пришлось Пётру переехать на хутор к деду. Три года спустя свершилась революция...

В 14 лет Пётр уехал в город, устроился молотобойцем на металлический завод. Хоть ростом был невелик, зато в плечах широк. Через 2 года он освоил новую специальность: стал слесарем - арматурщиком. С 1924 года работал на металлургическом заводе в городе Аша Челябинской области.

С 1928 года началась его служба в рядах Красной Армии - вначале связистом. Однажды в часть прибыл представитель Ленинградской авиационно - технической школы. И так увлекательно рассказывал об авиации, что Пётр загорелся: стану авиационным техником !

В авиационно - техническую школу он поступил в 1930 году. Закончив её через 2 года, получил назначение в 40-ю Ленинградскую авиационную эскадрилью, которая базировалась на Дальнем Востоке. В один из Февральских дней 1934 года Пилютова вызвал к себе командир части и сообщил, чтобы тот срочно подготовил к полету самолёт для перелета на Чукотку...

Так авиационный механик Пётр Пилютов оказался в группе авиаторов, которой было поручено выполнить ответственное правительственное задание, связанное со спасением челюскинцев. Он работал авиационным механиком на самолёте старейшего полярного лётчика Василия Сергеевича Молокова. Их самолёт Р-5, выкрашенный в голубой цвет, стал поистине легендарным. Именно на этом самолёте Молоков вывез со льдины на материк 39 человек. Немалая заслуга в этом и Пётра Пилютова. Заключалась она не только в отличной подготовке машины к полётам. Закрепив под плоскостями ящики от грузовых прашютов, Пилютов создал две дополнительные кабины. И хотя пассажиры чувствовали себя в них не очень свободно, каждый предпочитал лететь в "пилютовской кабине", чем сидеть на весьма ненадёжной льдине.

Василий Молоков стал одним из первых Героев Советского Союза, а его боевой помошник Пётр Пилютов тогда же получил орден Ленина.

Молоков любил и ценил своего механика за светлую голову и золотые руки, за смекалку и мастерство. Опытный пилот очень скоро заметил неодолимую тягу Пилютова к лётной работе, и как ни тяжело было ему расставаться с ним, отправил его в Качинскую школу лётчиков.

Закончив её в 1935 году, Пётр Пилютов опять попал на Дальний Восток, в ту же 40-ю авиаэскадрилью. Здесь прошёл путь от рядового лётчика до командира звена. В 1936 году, впервые в истории нашей авиации, пилотируя лёгкий бомбардировщик - разведчик Р-5, атаковал японский истребитель, нарушивший нашу границу, и сбил его из курсового пулемёта ! За этот поединок Пётр Пилютов был награждён медалью "За отвагу".

В 1938 году Пилютов участвовал в боях у озера Хасан, затем - в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов.

Великая Отечественная война застала Пилютова в Ленинграде, где он командовал группой лётчиков, осваивающих новый самолёт МиГ-3. Именно на этой машине Пётр и вступил в свой первый воздушный бой с немецкими лётчиками. Затем воевал в должности командира эскадрильи 154-го истребительного авиаполка.

В Ноябре 1941 года ударили ранние морозы. Навигация на Ладоге закончилась, но коммуникация продолжала действовать. Через Ладожское озеро была проложена ледовая трасса, которая для защитников города стала Дорогой жизни, как назвали её ленинградцы.

Противник подвергал Дорогу жизни непрерывным ударам. Днём и ночью над Ладогой не смолкал рёв моторов вражеских самолётов. Фугасные бомбы и артиллерийские снаряды взламывали лёд, вызывали потери в людях и автотранспорте. Самоотверженно, проявляя чудеса героизма, защищали её наши лётчики и зенитчики. Они надёжно контролировали воздушные подходы к ледовой трассе, решительно и смело отражали налёты самолётов противника.

За период действия ладожской трассы советские лётчики совершили более 8000 боевых вылетов, провели 203 воздушных боя, в которых с обеих сторон участвовало свыше 1300 самолётов, уничтожили в воздухе и на земле около 100 вражеских машин. Ладога стала передним краем обороны Ленинграда, надёжной кормилицей жителей города. За 5 зимних месяцев через Ладожское озеро было доставлено в Ленинград 360 000 тонн продовольствия, топлива, горючего и боеприпасов.

С конца Ноября 1941 года для сопровождения транспортных самолётов и прикрытия Ладожской трассы стали привлекаться лётчики 154-го авиаполка под командованием батальонного комиссара А. А. Матвеева и 286-го авиаполка Майора П. Н. Баранова. Советским лётчикам пришлось сразу включиться в напряжённую работу.

17 Декабря 1941 года Пётр Пилютов на истребителе Р-40 "Киттихаук" в одиночку вылетел на сопровождение 9 транспортных Ли-2, перевозивших из осаждённого Ленинграда на Большую землю женщин и детей. Конечно, транспортные самолёты, да ещё и с детьми, прыкрывались обычно группой истребителей, но в данном случае сложились непредвиденные обстоятельства...

В Ленинград Пилютов прилетел во главе четвёрки, но пара истребителей ушла на прикрытие транспортных самолётов срочно вылетевших в Кронштадт, а один истребитель был повреждён на аэродроме во время внезапно начавшегося артиллерийского обстрела. Снаряды могли поразить и самолёты с детьми. Решение было принято мгновенно - немедленно взлетать !

Ли-2 летели на предельно малой высоте, а охранявший их истребитель под самой кромкой облаков. Так лётчику удобнее было вести наблюдение, а самому оставаться менее заметным для противника.

В район Новой Ладоги на группу Ли-2 неожиданно напали 5 немецких истребителей Ме-109F. Противник не видя советского истребителя - предвкушал лёгкую победу. Воспользовавшись этим, Пилютов из - под облаков как снег на голову свалился на ведущего вражеской группы и спервой же очереди сбил его. Это сначала ошеломило неприятеля, но затем определив, что имеют дело лишь с одним советским истребителем, немцы решили разделаться с ним.

В жестоком бою Пётру Пилютову удалось поджечь ещё один "Мессер". Однако и его самолёт был подбит - мотор заглох. Пришлось садиться на озеро. Противник, кружа над его машиной, продолжал обстрел из пушек и пулемётов. 21 ранение получил отважный лётчик. Но задачу он выполнил - вывел транспортные самолёты из - под удара, приняв его на себя. Спустя месяц Пётр Пилютов был уже в строю и продолжил борьбу в небе Ленинграда.

10 Февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, заместителю командира 154-го истребительного авиационного полка Капитану П. А. Пилютову было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1944 году окончил курсы усовершенствования командиров полков.

Вскоре Подполковник П. А. Пилютов принял под командование 29-й Гвардейский истребительный авиаполк. Пётр Пилютов успешно прошёл всю войну до последнего дня. Закончил ее лётчиком - инспектором 13-й Воздушной армии. На его счету более 400 боевых вылетов, более 70 проведённых воздушных боев, 23 сбитых вражеских самолёта. При этом в одних источниках, например - статье бывшего начальника штаба 154-го истребительного авиаполка, Н. Ф. Минеева ( опубликована в сборнике "Воздушный мост над Ладогой" ), указываются 23 личные и 6 групповых побед. В других - 23 победы всего, то есть - 17 лично и 6 в группе.

Неизгладимое впечатление оставил у него Парад Победы на Красной площади, в котором Пилютов участвовал как посланец защитников ленинградского неба.

После войны Пётр Андреевич продолжил службу в ВВС. При этом, трудящиеся Ленинграда единодушно избрали его депутатом Верховного Совета СССР. Депутатские обязанности приходилось совмещать с многотрудной армейской службой ( П. А. Пилютов тогда командовал авиационной частью ), и с учёбой: его полк получил новейшие по тому времени реактивные машины. Чтобы учить других, нужно было самому досконально освоить современные самолёты. А воли, настойчивости в учёбе ему было не занимать. Фронтовые раны всё же давали о себе знать и в 1955 году Полковник П. А. Пилютов ушёл в запас.

Поселившись в Ленинграде, все свои силы и приобретенные за десятки лет службы знания отдавал он молодёжи. На общественных началах работал в городском клубе ДОСААФ, посещал школы, пионерские лагеря, проводил военнизированные игры. До последнего дня он, что называется, был на боевом посту. 24 Марта 1960 года готовился провести занятие в одной из школ по противоатомной и противохимической защите. Готовился, но не провёл: перестало биться сердце...



Последний раз редактировалось: tanakosan (Сб 6 Окт 2012 - 13:43), всего редактировалось 1 раз(а)

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 9]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения